Пятница, 28.07.2017, 05:31
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Категории каналов

  Памяти бойцов 1 казачьего отряда Вышеградской бригады ВРС в Восточной Боснии  

Главная » 2016 » Апрель » 2 » АНГЛО-БУРГСКАЯ ВОЙНА. РУССКИЕ ДОБРОВОЛЬЦЫ
23:06
АНГЛО-БУРГСКАЯ ВОЙНА. РУССКИЕ ДОБРОВОЛЬЦЫ

В 1652 году началась колонизация Южной Африки первыми европейскими колонистами из Голландии, во главе с Яном ван Рибеком.  Под управлением Нидерландской Ост-Индской компании европейские колонисты основали в Африке Капскую колонию со столицей в Кейптауне. Впоследствии к голландцам присоединились французы, немцы, ирландцы, валлоны, фламандцы. Так формировалась нация африканеров.

После оккупации Нидерландов Наполеоном Капская колония оказывается захваченной Великобританией. Политические действия захватчиков были крайне негативно встречены местным населением: введение английского языка в качестве обязательного, увеличение налогов, покровительство  «цветным». В 1835г. в глубь конинента был совершен «Великий трек», по причине недовольства властью из Лондона. В нем учавствовали 15 тысяч белых фермеров. Спустя несколько десятелетий противоборства с местными племенами, бурам удалось создать к середине XIX столетия на северо-востоке современной ЮАР два государства: Трансвааль и Оранжевое Свободное Государство.

Тем не менее, мирная жизнь африканеров продлилась недолго: на территории их проживания обнаружились большие залежи золота и алмазов. В свою очередь, в Великобритании сразу же возникли проекты присойдинения этих республик. В декабре 1880 г. англичане решили оккупировать Трансвааль, но воставшие буры сумели одержать победу и на несколько десятилетий остановить экспансию на свою территорию. Готовиться к новому вторжению англичане начали в конце XIX века. Буры понимали, что война неизбежна и решили нанести превентивный удар. В 1896 г. Трансвааль и Оранжевое Свободное Государство заключили соглашение об оборонительной взаимопомощи, а спустя три года, не найдя мирного решения конфликта, перешли к войне против Великобритании.

 

На тот момент Великобритания была одной из самых могущественных имеперий, поэтому сопротивление буров нашло отклик в сердцах многих людей в тысячах километров от театра боевых действий. Общественное мнение всех европейских наций разделяло сторону буров, поэтому прилив добровольцев в Южную Африку был велик. Большую часть добровольцев составляли голандцы – около 650 бойцов, но не оставались равнодушными и представители других народов: немцы, французы, американцы, итальянцы, ирландцы, скандинавы и русские. Около 250 добровольцев из России отправились в подержку бурской стороны.

По прибытию в Преторию все добровольцы распредилялись по коммандо или образовывали отдельные части. В силу национальной специфики характера буры относились  к добровольцам очень подозрительно и подозревали в корыстных интересах.  Возможно, это было верно, т.к. некоторые люди ехали с авантюристскими идеями. Русский военный агент Ромейко-Гурко разделил добровольцев на две группы. Первые шли на войну из-за борьбы за свободы бурского народа, а другие отправлялись в Африку  по вербовке всяческих  европейских организаций.

 

Не смотря ни на что, русские добровольцы завоевали уважение буров. Ссылаясь на воспоминания очевидцев, большая часть наших добровольцев прибыли в Южную Африку по зову сердца. Большая часть из них вступала в непосредственно бурские коммандо. Это помогло максимально близко сойтись с местным населением  и достойно проявить себя в бою. Многие из добровольцев, впоследствии, писали мемуары. Например, Евгений Августус, в своей книге «Воспоминания участника англо-бурской войны 1890-1900» подробно описывает трудности, с которыми сталкивались сражавшиеся против британских войск русские добровольцы:  «Сильно мы страдали от жажды и зноя; от навесных лучей жгучего солнца до того раскалялись камни, что к ним больно было прикоснуться рукой. Нам были доставлены ящики с патронами, а про хлеб позабыли; к мучившей нас жажде присоединился голод; лишь туго набитый папиросами портсигар Федора Ивановича поддерживал до некоторой степени угасающую бодрость духа. 
А англичане тем временем выкатывали батарею за батареей; снаряды их разносили наши завалы; далеким отголоском разносилось по горам мерное постукивание скорострелок, обдававших нас продольным огнем; английская пехота все время держалась на почтительном расстоянии, не переходя в атаку, а надеясь выжить нас артиллерийским огнем. Снаряды их рвались так удачно, что предсмертное хрипение умирающих и стоны раненых стали раздаваться все чаще и чаще. И сердце сжималось тоской при мысли, что и нас ожидает та же участь, что, может быть, в последний раз нам улыбаются прощальные лучи заходящего солнца…
Я помню бой 24 февраля, когда цепь за цепью, волнуясь и колыхаясь, наступала широким полукругом пехота по скату горы, занятой Крюгерсдорпским отрядом. Меткий огонь наших скорострелок вырывал целые ряды у англичан, но цепи опять смыкались и сгущались, сзади напирали новые массы. Казалось, что эта грозная лавина сметет все на своем пути и раздавит горсть смельчаков, засевших в наскоро вырытых траншеях; но эти люди, забрызганные кровью и грязью, бесстрашно выжидали подхода англичан…».

В марте 1990 года Алексей Николаевич Гонецкий создал Русский отряд. В него вступило 57 человек, из которых всего 20 бойцов были русские, остальные – немцы, португальцы и итальянцы. Этот отряд особенно отличался порядочностью. Очевидцы вспоминают, что наши добровольцы смогли организовать даже оркестр и хор, их назвали «первыми пионерами музыки в Трансваале». Бурам очень нравились русские песни, а особенно народный гимн.

Западная пресса отмечала успехи Русского отряда: «Капитан Ганецкий и его русская сотня, как телеграфируют английским газетам из Лоренсу-Маркеша, производит успешные поиски в местности Сендэривер, где русские проникли за линию расположения британских сторожевых постов и захватили повозку с боевыми припасами и десять мулов».

О Русском отряде в газете «Тифлисский листок» писал также другой доброволец, Михаил Енгалычев. В своей статье он отмечал особую отвагу самого Ганецкого, который отличался «хладнокровием при спасении раненых своего отряда; последних он выносил всегда на собственных плечах из сферы неприятельского огня, рискуя каждую минуту быть убитым». 

Одним из самых известных русских добровольцев в англо-бурской войне был Евгений Яковлевич Максимов. Он родился 4 марта 1849 г. в семье русского морского офицера и шведки, и так же как отец предпочел карьеру военного. Сдав экзамен на офицерский чин, Евгений Яковливич служил в разных кавалерийских полках, но ушел с военной службы и перешел в жандармерию, где получил звание подполковника и ушел в запас. В 1875 г. Максимов по зову сердца отправился добровольцем на Балканы, а затем принял участие в русско-турецкой войне. В 1880г. он  поехал в Среднюю Азию и там командовал передовым летучим отрядом при генрале Скобелеве во время  Ахал-текинской экспедиции. А в 1896 г. Максимов направился в Африку, где был корреспондентом газеты «Новый край» во время первой итало-эфиопской войны. Начавшееся бурское сопротивление привлекло  внимание Максимова. В начале войны он отправился в зону конфликта снова в качестве корреспондента. Евгений Яковлевич, приняв предложение полковника Вильбуа де Марейлем, стал учавствовать в формировании Иностранного легиона. Имея хорошие отношения с лидерами буров, Максимов быстро сумел организовать легион.  Вильбуа был выбран командующим, а его правой рукой назначен Максимов. Однако опыта ведения партизанской войны у Вильбуа небыло и 25 марта 1900 его отряд (80 человек) наткнулся на превосходящие силы англичан и был уничтожен вместе с командиром. Командование легионом перешло Максимову. Впоследствии, из-за постоянных сор среди добровольцев из разных стран, подполковник передал руководство брату генерала Де ла Рею. Однако, сам Максимов возглавил отряд состоявший из голандских добровольцев  «Hollander corp», который получил известность лучшего из европейских частей. Максимов смог наладить дисциплину не только среди иностранных добровольцев, но и среди бурских частей. Только под руководством Максимова отряд голандцев стал систематически проводить разведку по европейскому образцу. Это оценило бурское командование.

 

В апреле 1900 года Максимов со своим отрядом сражался против британцев в Оранжевой Республики. Битва при Табанчу прославила русского подполковника. В этой битве генерал Кольбе назначил голандскому отряду захватить позицию британцев на горе Туба. Отряд Максимова из сорока пяти бойцов вступил в жестокий бой, во время которого англичане потеряли 208 человек.  Потери отряда оказались незначительными – 2 убитых и пять раненых. Среди раненых оказался и сам Евгений Яковлевич, получивший серьезные раны. Буры очень высоко ценили Максимова, считали его героем и говорили:  «Все наши начальники, имевшие с ним дело, превозносят его храбрость, умение дисциплинировать людей и пользу, принесённую им его советами. А генерал Луи Бота говорил, что хотя он сам не трус и много видел храбрых людей, но ничего подобного этому русскому полковнику он не только не видел, но и не воображал».

Тяжелые ранения не помешали Максимову принять участие в сражении под Кронстадтом, в котором он один провел оперативную оценку ситуации. За это Максимов был избран фех-генералом буров. Однако, состояние здоровья все же заставило Максимова вернуться в Россию. В октябре 1904 года Евгений Яковлевич геройски погиб в Шахэйском сражении (русско-японская война).
Максимов не единственный русский доброволец, прославивший себя в войне в Южной Африке. Борис Андреевич Стольман служил на крейсере «Князь Пожарский» вместе с Александром Колчаком. В 1900 году выйдя в отставку, Стольман отправился в Трансвааль. Будучи в отряде под командованием бурского генерала Кристиана Девета  принимал активное участие в боевых действиях. 13 июля 1900 года был насмерть убит пулей англичан, когда выносил с поля боя раненого голландца.

Русские добровольцы неоднократно проявляли себя как храбрые, отличающиеся находчивостью воины. Они прославились своими смелыми подвигами и умением вести партизанскую войну.

Наши добровольцы так же состояли в двух санитарных отрядах. Отряд Российского общества красного креста организовал 4 госпиталя: в Гленко, Ньюкастле, Фатерваль-Бовене и Фольксрусте. С августа 1900 года в его лазаретах побывали 1690 человек. За время своего существования отряд оставил о себе много хороших отзывов. Еще одно медицинское формирование, которое организовали наши соотечественики, был Русско-голландский санитарный отряд. Его численность составляла 20 человек, 9 из которых были русские, а остальные голландцы. Весной 1900 года, на собранные пожертвования, отряд направился в Оранжевое Свободное Государство, где сформировал два госпиталя. В апреле 1900 года этот отряд был фактически завален работой, так как был большой поток больных и раненых.

Когда англичане перешли в наступление, после падения Претории, буры перешли к партизанской войне, что очень сильно затрудняло работу санитарных отрядов. В связи с этим, к осени 1900 года практически все врачи были вынужденны вернуться на Родину. Однако, доктор Карл Густович фон Ренненкампф в самый разгар партизанской войны стал личным врачем Де ла Рея, который  являлся национальным героем Буров. В своем письме Паулю Крюгеру (президент Трансвааля), Де ла Рей писал:  «В настоящее время нас покинули почти все врачи. На всей подведомственной мне территории остался всего только один доктор Ренненкампф, русский, безгранично нам преданный и много для нас сделавший».
Англо-бурская война одна из ярких страниц в истории русского добровольчества. Многие из наших соотечествеников завоевали славу, а другие остались неизвестными героями. Борьба буров не оставила равнодушными сердцами людей горевших за свободу. Некоторые из этих людей навсегда остались лежать в землях Трансвааля.

http://sddonbassa.ru/аналитика/item/265-англо-бургская-война-русские-добровольцы

Прикрепления:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block content

Вопрос священнику



Священник Московской патриархии РПЦ Дмитрий Ненароков


 

 



Copyright MyCorp © 2017 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО