Среда, 20.02.2019, 23:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Категории каналов

  Памяти бойцов 1 казачьего отряда Вышеградской бригады Армии Республики Сербской в Восточной Боснии  

Главная » 2018 » Март » 3 » КАК НАЧИНАЛАСЬ ВОЙНА. Участники событий рассказывают о первых днях молдо-приднестровской войны
12:03
КАК НАЧИНАЛАСЬ ВОЙНА. Участники событий рассказывают о первых днях молдо-приднестровской войны

События  марта 1992 года, которые стали началом вооруженной фазы молдо-приднестровского конфликта, были трагическим, но закономерным результатом политики игнорирования Кишинёвом мнения жителей Приднестровья. Об этом говорят не только свидетели и исследователи общественно-политических процессов начала 90-х годов прошлого века, но и исторические факты.

Никто не хотел войны – война была неизбежна. Применим ли этот афоризм к боевым действиям 1992 года, в которые были вовлечены вооруженные формирования Молдовы и силы самообороны Приднестровья? Учитывая пренебрежение властей Республики Молдова (РМ) к компромиссным предложениям Тирасполя, эпидемию национализма в молдавском обществе и высказывания политиков в Кишинёве типа «раздавить Приднестровье одним махом», пожар войны на Днестре был вопросом времени.

 «Я, например, отвергаю такое понятие, как переговоры с подчиненными (лидерами Приднестровья) (!). Тут понятие "переговоры" неуместное и несостоятельное», - говорил в свое время президент РМ Мирча Снегур, который в силу занимаемой должности не мог не знать, что отказ от переговоров означает переход к силовым методам.

Игра с огнем

В 1990 и 1991 годах стороны несколько раз оказывались в двух шагах от войны: три нападения на Дубоссары молдавской полиции и вооруженных добровольцев привели к человеческим жертвам. Однако Тирасполь всякий раз находил возможности договориться с властями Молдовы. Тем не менее в марте 1992 года Кишинев всё-таки перешел черту.

К этому моменту уже перестала существовать страна, которая всех объединяла: в декабре 1991 года красный флаг СССР был спущен с главного флагштока в Кремле, а союзные республики принялись делить наследие ушедшего в историю государства. Украина и Молдова начали пилить и дислоцированную в регионе 14-ю армию, командующий которой генерал Яковлев был смещен после обещания «защитить население Приднестровья в случае агрессии со стороны Молдовы». Новый командующий практически ничейной на тот момент армии генерал Неткачев получил указание Москвы не вмешиваться. По-видимому, Кишинёв почувствовал, что настал благоприятный момент для расправы с ПМР.

Между тем республика учла горький опыт трагических событий в Дубоссарах ноября 1990 года и сентября-декабря 1991-го. Были созданы силы самообороны – рабочие отряды, территориально-спасательные отряды, первые подразделения гвардии. Охрану порядка обеспечивала милиция, перешедшая под юрисдикцию Приднестровья. Кроме того, стало возрождаться черноморское казачество, существовавшее здесь еще в конце XVIII века. Тем не менее кишиневские власти уже закусили удила, ведомые бессознательной стихией ультраправого Народного фронта, члены которого призывали «умыть улицы русской кровью».

Умышленный поджог

Высечение искры произошло уже вечером 1 марта 1992 года. Кремень и кресало снова нашлись в Дубоссарах, где полиции РМ ранее удалось закрепиться. Вот как описывает события сотрудник дубоссарской милиции Павел Андрущенко:

«Уже было темно, где-то в районе 9-10 вечера. Майор Сипченко сказал, что надо ехать к общежитиям швейной фабрики – там массовая драка. Уже на месте фарами машины мы осветили двух человек в камуфляжной форме, в бронежилетах и с автоматами. Они отделились от всей группы и ударились в бега. Мы принялись их преследовать, и в какой-то момент они открыли огонь по машине».

Андрущенко помнит, как резко остановил машину, как правоохранители выбрались из неё и залегли, открыв огонь по стрелявшим. Вооруженные люди при этом укрылись за строением автобусной остановки.

«Перестрелка продолжалась минут двадцать-тридцать, после чего они ретировались в сторону райотдела полиции», - пояснил милиционер.

О том, что неизвестные боевики скрылись в здании полиции, сообщали многие очевидцы. Об этом проговорились и сами полицейские. В документальном фильме «Война на Днестре» один из них, почему-то затемнив лицо, бегло и как-то скомкано рассказывает:

«Нам сообщили, что дерутся молдаване с русскими  у женского общежития в Дубоссарах. Мы подъехали туда и увидели бегущего человека. Нам сказали, что он с автоматом, и тогда мы направились за ним. Тогда он начал стрелять по нам. И в этот момент подъехал милицейский уазик (приднестровцев). Стрелок развернулся и открыл огонь по ним. И все побежали к отделу (полиции)».

История,  которую поведала тень молдавского силовика,  полна странностей и оставляет много вопросов. Если перестрелка продолжалась около получаса, что в это время делали полицейские? Смотрели, как «неизвестные» стрелки ведут огонь по приднестровским милиционерам, а затем побежали вместе с боевиками в отделение?

В ходе перестрелки начальник дубоссарской милиции майор Игорь Сипченко получил тяжелое ранение и в тот же вечер скончался. Его смерть возмутила жителей города, которые и так были потрясены гибелью своих земляков во время столкновений с полицией Молдовы несколькими месяцами ранее. Ночью дубоссарцы вышли на улицы, а здание полиции блокировали гвардейцы и казаки. Городские власти попытались связаться с политиками Молдовы, однако в ответ премьер-министр Валерий Муравски лишь пообещал «поднять все силы и раздавить Приднестровье».

Тем не менее полицейские в Дубоссарах предпочли сдаться, хотя и здесь не обошлось без жертв. Во время перестрелки был убит казак Зубков, смерть которого вызвала большой резонанс в России.

Прессе официальные власти Молдовы сообщили, что в инциденте виноваты приднестровцы, которые тем самым якобы попытались сорвать вступление Молдовы в ООН.

Однако дальнейшие события показали, что Кишинев  с самого начала искажал информацию, чтобы прикрыть свои истинные намерения и дискредитировать Тирасполь. Согласно архивным данным Верховного Совета ПМР, в 4 часа утра 2 марта по Молдове (которую в этот день как раз принимали в ООН) для всех вооруженных формирований была объявлена боевая тревога. Утром на правом берегу Днестра напротив села Кочиеры была замечена транспортировка отрядов полиции особого назначения и вооруженных людей. В этот же день они перешли Днестр по льду замёрзшей реки и пошли на захват военной части 14-й армии.

«Склоняли сдать им полк и военное имущество»

Газета «Красная звезда»: «2 марта было предпринято вооруженное нападение на отдельный мотострелковый полк гражданской обороны, расположенный в селе Кочиеры близ Дубоссар».

Командир полка подполковник Степан Бацура:  «В 3 часа дня, пользуясь обеденным перерывом, группа сторонников Народного фронта Молдовы численностью до ста человек, среди которых были полицейские, подошла к КПП и, обезоружив дежурного, ворвалась на территорию полка. Сломав сейфы и шкафы, нападавшие захватили большое количество оружия».

«До двух часов ночи меня и других офицеров пытались склонить к тому, чтобы я сдал им полк и все военное имущество», - вспоминал Бацура.

Военные при этом решили не оказывать сопротивление, за исключением личного состава узла связи. Связисты  не смирилась с самовольным захватом базы молдавскими комбатантами и укрепились в казармах, передав по рации сообщение о нападении.  Командир дислоцированной в Дубоссарах инженерно-саперной бригады 14-й армии подполковник Мукабенов приготовлялся выйти на помощь занявшим оборону бойцам, но получил от командования приказ не вмешиваться.

«Дома и семьи офицеров и прапорщиков будут преданы огню»

Тогда вмешаться решили приднестровские гвардейцы, для которых захват военной базы 14-й армии на левом берегу Днестра мог обернуться большой опасностью: молдавские силовики получали плацдарм и оружие для возможной атаки на Дубоссары.

В уже захваченный военный городок прибыли бойцы дубоссарской гвардии, которым удалось проникнуть в казарму к солдатам 14-й армии. Все вместе к 3-му марта они успели выдержать стрелковую атаку с применением гранат со слезоточивым газом.

Газета «Красная звезда»: «Комментируя ситуацию, командующий войсками 14-й армии генерал-майор Юрий Неткачев заявил, что он пытался связаться с премьер-министром Молдовы Валерием Муравски, другими должностными лицами. Однако попытки оказались безуспешными. Его отослали к второстепенным лицам, которые не в состоянии разрешить конфликт».

Другие сообщения военных, пытающихся вести переговоры, свидетельствуют, что отдельные персонажи со стороны Молдовы вели себя как террористы, угрожая расправиться с семьями военнослужащих, если приднестровские гвардейцы не сложат оружие, а в конфликт вмешается 14-я армия.

Газета «Красная звезда»: «Военному командованию удалось связаться с представителями сельсовета Кочиер Павлом Дригой и начальником местного отделения полиции, которые согласились снять блокаду и вернуть захваченное оружие, если приднестровские гвардейцы разоружаться, а военные не станут вмешиваться. В противном случае, как было еще раз подчеркнуто, дома и семьи офицеров и прапорщиков будут преданы огню».

Спасательная миссия

Пока руководство 14-й армии пыталось понять, как реагировать на подобный шантаж, на помощь полку Гражданской обороны прибыли и подразделения тираспольской гвардии во главе с майором Владимиром Воронковым.

Один из участников событий - капитан гвардии Павел Кузнецов так описывает этот эпизод: «Утром, 3 марта, в 10 часов утра мы выдвинулись двумя неполными ротами. При этом у нас было всего по два магазина на ствол. Прошли через поля и сады, обошли территорию военгородка, вышибли МТЛБ-шкой ворота и тут же попали под обстрел».

Ещё один гвардеец, видевший всё своими глазами, Владимир Попик вспоминает, как всё было:

«К части мы пошли окружным путем и оказались у запасных ворот. Когда вышибли их, командир батальона Владимир Воронков вместе с нами следом за МТЛБ  въехал в захваченный городок. Я был в трех шагах от него, когда он скомандовал “гранатовая атака!”. В это же мгновение он упал: на крыше ближайшего склада сидел снайпер, который ранил его. У Воронкова при этом в руках граната была уже с выдернутой чекой, и чтобы прикрыть своих бойцов, он поджал её под себя… Так и погиб наш комбат».

Тираспольские гвардейцы под пулями двинулись к казарме, где оборонялись дубоссарцы и солдаты полка Гражданской обороны. В завязавшейся перестрелке был убит Леонид Толстенко.

«Пулеметная очередь пришлась на Леонида, хотя он находился в нескольких шагах нас», - вспоминает Павел Кузнецов.

Со снайпером на крыше разобрался Сергей Шинков, ударив пулеметной очередью по точке выстрела. В этот же день, прикрывая эвакуацию семей военнослужащих 14-й армии, он погибнет вместе с товарищем по оружию Сергеем Титовским.

Задача вывести гражданских была первостепенной, говорит Кузнецов, для этого из Дубоссар прибыло несколько автобусов. Однако чтобы они смогли выполнить свою миссию, гвардейцы использовали МТЛБ в качестве прикрытия и попытались вывести огонь на себя.  В результате спасательной операции погибли приднестровские гвардейцы, пострадали гражданские.

«При эвакуации жителей военного городка автоматной очередью ранены женщина, ребенок и украинский журналист», — написал об этих событиях корреспондент газеты «Коммерсантъ».

«На помощь пришли только мы»

«Там было знамя полка. Был караул и дежурная смена. У них (14-й армии) ведь целый разведбат на вертушках был. А на помощь пришли только мы, - с грустью говорит Павел Кузнецов. - Мы сделали то, что должны были сделать. Если бы командование 14-й армии бросило туда разведбат, который уже ждал приказа, вряд ли война бы дальше разгорелась. А раз промолчали, молдавская сторона пошла дальше».

О том, что произошло в военном городке в Кочиерах, сами комбатанты предпочитают не говорить. Многие придумали даже миф об «атаке гвардейцами кочиерской школы».

«Гвардейцы, когда отходили из части, прошли по селу и, чтобы защищаться, вошли в школу», - рассказывает инспектор полиции села Кочиеры Валериу Владимиров.

«Самый ожесточенный бой был в школе», -  утверждает командир ОПОН Антон Гамурарь.

Подобные заявления вызывают удивление у тираспольских гвардейцев. Военный городок располагался на окраине села, и на территорию части приднестровцы проникли со стороны полей, обойдя Кочиеры по грунтовым дорогам. Отход они осуществили этим же путем.

«Где там школа, я даже близко не знаю. В село мы даже не заходили. Это было принципиальное решение, дабы не подвергать опасности гражданских», - говорит Павел Кузнецов.

Похоже, что мифом о битве за школу молдавские комбатанты пытаются замаскировать реальный факт нападения на военную часть 14-й армии и мародерство, начавшееся  уже после эвакуации  личного состава полка Гражданской обороны и приднестровских гвардейцев. Как докладывал командир подразделения связи, дислоцированного в Кочиерах, майор Зарапин, которого в течение двух дней комбатанты удерживали в качестве заложника, имущество тащили все, кто мог, а оружие раздавали даже 15-летним мальчишкам. Население села с самого начала поддерживало идеи Народного фронта, в итоге Кочиеры стали одним из плацдармов ОПОНа в разгорающейся войне. 

Несмотря на то, что уже 4 марта начала работу согласительная комиссия, на площадке которой стороны приступили к переговорам, стрельба на Днестре не утихала. Тем временем в Кишиневе националисты потребовали от правительства оружия, в Григориополе диверсионная группа совершила теракты  против приднестровских депутатов, у Дубоссар росла группировка комбатантов, а правительство Молдовы отозвало лицензии у приднестровских отделений банков, фактически объявив еще и финансовую блокаду. Война только начиналась.

Прикрепления:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block content

Вопрос священнику



Священник Московской патриархии РПЦ Дмитрий Ненароков


 

 



Copyright MyCorp © 2019 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО