Среда, 18.10.2017, 17:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
2.1 [5]
Категории каналов

  Памяти бойцов 1 казачьего отряда Вышеградской бригады ВРС в Восточной Боснии  

Главная » Статьи » 2 » 2.1

Олег Валецкий. «Фактор добровольчества в войнах сербского народа». -ЧАСТЬ II-
К тому же Сербия на тот момент регулярной армии не имела, чему немалая заслуга самой сербской власти, находившейся под влиянием соседней Австрии, то судьба ее была предрешена.В этих условиях лишь вступление России в войну являлось гарантией спасения Сербии.Однако, Россия, как и всякая иная страна, была подверженна внутриполитической борьбе и внешнеполитическому давлению.

В таких условиях был применен рецепт успешно себя показавший еще в Греции в начале ХIХ в., заключавшийся в создании отрядов из формально независимых от Российского государства русских добровольцев,которые в данном случае сыграли роль костяка, который смог скрепить сербскую армию.

Во главе этого движения встал генерал Михаил Григорьевич Черняев, герой завоевания Средней Азии.Генерал Черняев был без сомнения, большой идеалист, пожертвовавший своим именем ради достаточно неблагодарной в политике цели спасения заведомо обреченной на поражение армии и никто не заставлял Милана Обреновича назначать Черняева командующим сербской армией,ибо правительство России тогда было против через чур явного вмешательства в отношения между проанглийской Турцией и проавстрийской Сербией.

 

Сам Черняев,согласно работе Андрея Шемякина, силою своего имени сумел привлечь большое число представителей русской аристократии,таких как Висарион Комаров, Дмитрий Дохтуров, граф Коновницын, князь Чавчавадзе, Миних, граф Келлер, князь Николай Раевский,которые принесли в сербскую армию не только опыт, но и средства.

Согласно книге А.В. Окорокова «Русские добровольцы» основу добровольческого движения в Сербии составили патриотически-настроенные офицеры Российской армии, представителями которой являлись полковник генерального штаба В.В. Комаров, В. Беккер, Д.П. Дохтуров.

По сути, русские офицеры составлявшие треть от всех русских добровольцев,которых к августу 1876 года насчитывалось около 2200 человек и создали сербскую армию.

Как писал участник той войны Николай Васильевич Максимов русский  доброволец в сербско-турецкой войне  1876 -77 годов и газетный корреспондент при отряде генерала М. Д. Скобелева во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов русские офицеры были невысокого мнения о сербской армии.

Впрочем об  армии Сербии тогда были низкого мнения и сербские добровольцы из числа офицеров австрийской армии и дело тут не только в том, что сербская армия тогда представляла собой главным образом сельское ополчение.

Это могло бы быть преодолено, не будь совершенно бездарной деятельности тогдашнего (с 1876 года) начальника Генерального Штаба армии Сербии генерала Франтишка Заха,котый хотя не имел никакого военного образования и боевого опыта, кроме участия в качестве чешского добровольца в польском восстании против России, по своему прибытию в Сербию, сразу получил высокие командные должности благодаря «лоббистской» деятельности польских эмигрантов, точнее, созданной ими в Париже организации "Отель Ламбер" пользовавшейся покровительством турецкого султана,благодаря связям польской колонии в Адамополе под Стамбулом.

Когда же политика князя Милана Обреновича по созданию «югославского» государства за счет Турции и привела к войне в 1876 году с турками, то обнаружилось, что армия Сербии, создававшаяся «генералом» Франтишком Захом, малобоеспособна и в 1877 году Заха на должности срочно сменил сербский генерал Йован Драгашевич.Последний испытывал острую нехватку подготовленного командного кадра и потому  согласно книге А.В. Окорокова «Русские добровольцы» 27 июля 1876 года император Александр II и объявил о разрешении офицерам выходить во временную отставку, чтобы они могли выехать на театр боевых действий на Балканах, а оттуда уже все они могли возвращаться в свои части без ущерба для карьеры. Одновременно в Сербию по указанию императора был отправлен генерал Дaндевиль как представитель петербуржского славянского комитета и В.Н. Теплов в качестве представителя московского славянского комитета для координации по приему и распределению добровольцев. Часть добровольцев направлялась на командные должности – от командира роты до командира бригады в части армии Сербии, а  другую часть отправляли  в добровольческие отряды, состоявшие из сербов, выходцев из земель, находящихся под властью турок как и из Черногории, а также из болгар. К концу войны появились отряды, которые состояли только из русских добровольцев. Наибольшее число русских добровольцев воевало в Тимoчко-Моравской армии, количество их составляло около двух тысяч двухсот человек, из которых 650 офицеров и 300 – медперсонала.

 

Вместе с тем возможо что в  данном случае куда рациональнее было Сербии активнее включиться  в поддержку, организацию и снабжение сербских повстанцев действовавших на турецкой территории, создавая из них партизанские отряды.

Тому примером было создание отрядов болгарских добровольцев и так важное место в создании болгарских дружин занимал майор русской армии А.В. Киреев, брат одного из ведущих идеологов и теоретиков славянофильства А.А. Киреева.Сам А.В. Киреев  был ранен в бою в районе Великого Извора, когда он возглавил атаку болгарских дружинников 6 июля 1876 года на перевале Кадибогаз.

Когда под натиском турок, болгарские повстанцы  отступили на территорию Сербии то они стали организовываться с помощью русских добровольцев в отдельные отряды Болгарского легиона.По большому счеты этот легион мог бы при  поддержке сербской армии  развернуть  в Болгарии партизанскую войну, так как турки не имели эффективного командования над своими силами и черкесов и местных башибузуков которых больше интересовали грабежи и убийства нежели исполнение воинского долга.

 

Однако в даном случае следовало учитывать  фактор, тогда малоучитываемый в России, а именно -национальную неприязнь между сербами и болгарами.Показательно, что сербские историки избегают часто упоминание роли болгарского легиона, на самом деле сыгравшего исключительно важную роль в той войне.Между тем в данном случае речь шла не об обычных болгарских крестьянах, а о тех, кто добровольно вступив в ряды повстанцев против заведомо более мощной силы,уже получил опыт в боях против  как турецкой регулярной армии, так и  турецких милиций.

То есть, в данном случае в силу естественного отбора,Сербия получила хорошо подготовленное и морально стойкое воинское соединение-Болгарский легион, который силами русских офицеров превращался в профессиональную регулярную силу.

Однако, в данном случае традиционная для всех Балкан логика перевесила доводы здравого смысла, и правительство Сербии по сути лишь терпело Болгарский легион, и то благодаря генералу Черняеву.

При этом стоит помнить,что строительство как сербской армии,так и Болгарского легиона велось под руководством группы энтузиастов без прямого руководства Российского государства.в силу этого неудивительно, что планировавшийся Черняевым прорыв в Болгарию не удался.

 

Если Черняев и русские добровольцы стремились к достижению общей победы над турками, и закономерно видели в Болгарии поле для быстрейшего достижения таковой, путем организации и подготовки болгар,ибо генералу Черняеву тогда было выгоднее организовать партизанскую войну в Болгарии силами болгарского легиона и русских добровольцев, предоставив сербской армии обороняться от турок. Однако, генерал Черняев был в своих действиях ограничен требованиями сербского правительства, и лишь в сентябре-октябре 1876 г.были созданны 2 бригады из русских и болгарских добровольцев стараниями графа Келлера,успешно себя показавшие в боях в долине Моравы и поразившие турок и черкесов.

При этом, данным бригадам пришлось в ходе действий на турецкой территории подавить выступления местных сербских мусульман и бороться с партизанскими действиями отрядов черкесов и арнаутов.

 

Тем не менее в конечном итоге силы сербской армии, болгарского легиона и русских добровольцев 14 августа 1876 года под Фундином нанесли поражение сорокатысячной турецкой армии. Однако, сербская армия не имея достаточных сил и подготовки  не смогла тогда выполнить поставленную ей ее правительством заведомо для нее невыполнимую задачу по наступлению на Косово, где вследствии большого процента албанского населения турки имели  мощную мобилизационную базу,тогда как,согласно воспоминаниям русских участников из книги "Две войны 1876-1878 гг.” Максимова Н. В., многие мобилизованные сербские крестьяне не слишком понимали смысла войны с турками, с которыми они шестьдесят лет до этого жили в каком-никаком, но мире. 

 

В данном случае это было типичной болезнью только отмобилизованных армий, не имевших отлаженного военного механизма,ибо в Сербии до этого имелась армия, численностью в несколько тысяч человек, и Австрия своим влиянием препятствовала ее усилению. Попытка генерала Черняева создать из массы мобилизованных сербских крестьян регулярную армию с помощью русских добровольцев была не слишком успешной, вследствии того что русские добровольцы не были организованной в России силою и не имели отработанных механизмов подготовки и командования сербами, язык которых они не понимали, и ни один другой полководец на месте Черняева не мог бы осуществить подобной задачи.

В данном случае, возможно, для генерала Черняева более целесообразно было создавать из сербских добровольцев Сербский легион с русским и сербским командным кадром, подобным болгарскому легиону,предоставив остальной сербской армии вести позиционную войну

В таком случае генерал Черняев получил бы куда больше сплоченную и подготовленную силу, которая могла бы вести маневренные боевые действия против турок, в том числе рейды по их тылам.

 

В итоге сами турки быстро отмобилизовав резервы развернули наступление  на сербскую крепость Алексинец. Хотя в ходе ожесточенных боев в районах Шумaтовца и Горнег Адровца с 18 по 22 августа силы генерала Черняева смогли выстоять под ударом турок,однако, в результате обходного маневра турецкой армии эти силы были вынужденны отступить 1 сентября, тогда как контрнаступление не удалось, так как большое число мобилизованных сербских ополченцев отказалось пойти в атаку.

 

Турция,многократно превосходившая численостью населения и Сербию и Черногорию  перебрасывала на данный театр всё новые резервы, тогда как сербы не имели достаточно людских  резервов,а болгары за исключением добровольцев в войне не участвовали.

В результате армия генерала Черняева была вынуждена отступить в новых сражениях под Горним Адровцем 17 октября 1876года, а затем и под Джунисом 29 октября 1876 года,где до половины русских добровольцев погибло.

Согласно книге А.В. Окорокова «Русские добровольцы» после остановки активных боевых действий к 19-му января большая часть русских добровольцев выехала в Россию,но около полутора тысяч добровольцев осталась в Сербии в составе дивизии, созданной под командованием полковника Меженинова.

Однако после  заключения мира Сербии и Турции 16 февраля  1877 года большая часть русских добровольцев возвратилась домой, кроме неполной сотни, оставшейся в составе русско-болгарской бригады полковника Милорадовича,которая после заключения мира между Сербией и Турцией была выведена в Плоэшт.

 

Тем не менее  свою независимость Сербия завоевала как раз благодаря этим добровольцам, без активной роли которых российская армия вряд ли была бы послана против турок в 1877 году, и как раз русские добровольцы сыграли свою роль, подтолкнув Россию к вступлению в войну против Турции, в результате которой были освобождены как сербские, так и болгарские земли.

Однако когда перед началом русско-турецкой войны в Сербию был направлен генерал-лейтенант Никитин с целью подготовки армии Сербии и русских добровольческих частей,то всилу отказа руководства Сербии от активных наступательных действий его задача оказалась невыполнимой.

Тем не менее согласно книге А.В. Окорокова «Русские добровольцы»в  тяжелых боях в сентябре 1878 года под Алексинцем где  решалась судьба армии Сербии силами корпуса полковника Хорватовича, командовали русские офицеры: левым корпусом – полковник Молостов, центром – полковник Клиндер, правым крылом – полковник Журавлев,тогда как  составе Дринской и Ибрской армий, находившихся на менее важных направлениях, было соответственно 50 и 130 русских добровольцев.

 

Важную роль русские добровольцы сыграли в формировании Болгарского ополчения которое создавалось после окончания сербско-турецкой войны в феврале-марте 1877 года в Кишиневе. Вначале оно состояло из шести батальонов общей численностью до семи с половиной тысяч человек под командованием генерала русской армии Н.Г. Столетова и это ополчение приняло участие в боях у Старa Загоры, Шипки и Шейново и к концу войны в нем насчитывалось двенадцать батальонов.

В книге  «Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и подвиг освободителей» известного  болгарского  историка  Генова (Генов Ц.София: София Пресс, 1979 Перевод Кирилла Герасимова) пишется следующее: «...Независимо от целей и побуждений отдельных держав, вовлеченных в восточный кризис, русско-турецкая война 1877-1878 гг. завершилась победой русского оружия, мир был подписан. Главным ее результатом было образование Болгарского государства. Поэтому последнюю русско-турецкую войну XIX века болгарский народ по праву и с гордостью называет Освободительной.»

 

Не менее важную роль добровольцы,но уже  из  сербских областей, оставшихся под властью Турции, сыграли в подготовке и в ходе Первой Балканской войны.

Созданные "на общественных началах" из таких добровольцев "четнические"(чета в переводе рота,сотня) отряды с 1904 по 1912 год вели «партизанскую» войну в Косово и Метохии, в Македонии и в Южной Сербии. при поддержке местного сербского населения.После периода «частной» инициативы в ведении партизанской войны с 1904 года ведшейся главным образом под патронатом «Сербского комитета» (созданного в 1903 году в Белграде), в 1906 году правительство Сербии установило прямой контроль над движением,которое впрочем и так от своего основания курировалось разведслужбой Генерального Штаба сербской армии и ее начальником Драгутином Димитриевичем-"Аписом".

В 1906 году при консульском отделении Министерства иностранных дел Сербии был создан комитет организации «Тайный союз сербских оборон»,которая была основана в 1905 году..

Этот комитет до 1908 года командовал операциями сербских четников,тем более что многие из них были выходцами из Косово и Метохии, и хорошо знали данную местность

В общем операции велись достаточно успешно,хотя иногда случались и разгромы четнических отрядов. Так это произошло в мае 1904 года в районе Шупли Камен под Куманово в Македонии и в районе Пасьяна под Гнилане в Косово в июле 1907 года. При этом сербы, согласно работе «Поражение сербских четников под Пасьяном (Гнилане)» (Добровољци у ослободилачким ратовима срба и црногораца».Институт за савремену историју.Београд.1996 година) вели боевые действия и против таких же македонских «партизан»,звавшихся «комитами».

 

После революции «младотурок» в 1908 году правительство Сербии отказалось от проведения «четнических» операций в Турции, однако продолжало подготовку созданных четнических отрядов, сыгравших столь важную роль в 1912 году в Первой Балканской войне где они являясь авангардом сербских войск и вели разведывательную деятельность.К тому времени четники были в своем большинстве уже достаточно опытными бойцами.

Столь же важную роль согласно статье  «Добровольцы в черногорской армии в ходе Первой Балканской войны 1912-13 годов» Митара Джуришича (Добровољци у ослободилачким ратовима срба и црногораца».Институт за савремену историју.Београд.1996 година.) сыграли добровольцы и в действиях армии Черногории в Первой Балканской войне.Черногория перед началом войны создала отдельные батальоны из сербов, перебежавших в Черногорию из районов Санжака, Метохии и из области племени Васоевичей, остававшихся под властью Турции.

В эти батальоны были включенны и добровольцы из числа сербов Австро-Венгрии (главным образом из Боснии и Герцеговины и из района Боки Которской), а также и из числа иностранных добровольцев. Как раз благодаря большому числу местных добровольцев черногорский командир Янко Вукотич и смог, располагая всего тремя бригадами, взять города Плевле, Бело Поле и Бераны,организовывая уже в ходе самих боевых действий батальоны добровольцев из числа местных сербов.

 

Важную роль сыграли четники и в ходе Первой Мировой войны.После оккупации Сербии войсками Австро-Венгрии силами четнических организаций,была организованна партизанская война против оккупационных сил.Так согласно книге «Малая война – партизанство и диверсии» М.А. Дробова(Альманах «Вымпел». Москва.1998 год.) в Сербии «малую(партизанскую)» войну вели «четы(роты)»  сербских добровольцев-«комитаджей»,как Дробов называл сербских четников,называвшихся иностранными историками «комитами».Согласно Дробову хотя общее число этих сербских «комитаджей» на территории Сербии достигало 6-7 тысяч,австро-венгерское военное командование было вынужденно держать против них воинский контингент численостью  до 70 тысяч человек,а иной раз число этого контингента достигало 90 000 человек.

 

Когда  в  годы Первой Мировой войны, в январе 1916 года, на остров Корфу было эвакуировано около ста пятидесяти тысяч военнослужащих армии Сербии,а  армия Черногории приказом короля Николы была распущена по домам,то по требованию царя Николая Второго,армия Сербии была переброшена на Салоникский фронт,сохранив тем самым политическое влияние правительства королевской Сербии.Тогда добровольцы стали важным фактором для сохранения боевой мощи сербской армии терпевшей тяжелые потери. В этот период «югославянская» эмиграция и организовала набор добровольцев в армию Сербии,в чем активную роль сыграл Югославский Комитет, в котором были как сербы, так и хорваты и словенцы. Тем не менее, основная масса добровольцев, набранных в США и Канаде, а также в Австралии и Новой Зеландии и Западной Европе, были сербы и по различным данным их число достигало десятка тысяч человек, а к этому числу следует добавить несколько тысяч добровольцев из числа военнопленных австро-венгерской армии,опять таки главным образом сербов.

 

В России указом царя Николая  II в начале 1916 года был создан сербский добровольческий отряд из военнопленных югославян австро-венгерской армии со штабом в Одессе. В силу больших симпатий Николая II к сербскому королю Александру, которому было разрешено послать в Россию группу офицеров сербской армии во главе с полковником Хаджичем. Созданная ими 1-я сербская добровольческая дивизия численностью около десяти тысяч человек после операции в 1916 году, задуманной союзниками с целью прорыва в Сербию, отличилась в боях, но понесла большие потери,и в следствие этого высказала командованию неповиновение и была выведена в тыл, где началась в ее командном составе борьба между  сторонниками короля Александра и сторонниками организации «Черная рука». Одновременно хорватские и словенские офицеры, представлявшие меньшинство, стали требовать введения хорватских и словенских знаков различия.Однако вскоре произошла февральская революция и на базе 1-й дивизии создается 2-я дивизия,после чего обе дивизии объединяются в Корпус сербов, хорватов и словенцев. К тому времени когда стало очевидным, что Австро-Венгрия войну проигрывает,хорваты и словенцы,на фронтах начали массово сдаваться в плен и вследствие этого,находившиеся в корпусе сербы, хоть и оставались в большинстве, но уже должны были считаться с хорватами и словенцами.

В 1918 году корпус был эвакуирован в созданную Югославию,а идея же создания Югославского корпуса, который помог бы Колчаку и Деникину в борьбе с Красной армией, так и остались лишь благими намерениями короля Александра,ибо сербское правительство Николы Пашича воспротивилось этим планам Александра.

 

С созданием королевства Сербов,Хорватов и Словенцев,переименованного позднее в королевство Югославия, традиции добровольчества не были утерянны,хотя в данном случае важную роль сыграли русские белогвардейцы,принятые тогда на военную службу в армии нового королевства и получившие от короля Александра ее гражданство.

Согласно книге А.В. Окорокова «Русские добровольцы»(«Русские добровольцы» А.В. Окороков «Авуар Консалтинг» 2004) в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев находился в эмиграции Ахмед-Бей-Зогу, который в 1924 году готовил заговор с целью свержения просоветского правительства в Албании во главе с Фан Ноли. Были созданы добровольческие отряды из албанцев, в основном из племени матьян, а для организации артиллерийской батареи и пулеметного дивизиона по контракту пригласили русских белогвардейцев,главным образом из числа киевских гусар, численностью в 102 человека во главе с полковником Миклашевским, находившимся тогда на службе в сербской армии и соответственно подчинявшегося указаниям Генерального штаба армии королевства Сербов,Хорватов и Словенцев.

Как пишет А.В. Окороков,русско-албанский отряд Ахмед-Бей-Зогу 16 декабря перешел границу, а 17 декабря уже вступил в  бои за село Пешкопея, которое успешно занял. После отдыха отряд продолжил наступление на Тирану , и после боев за Тирану 20-24 декабря успешно её занял 26 декабря.

Русский отряд продолжил свою службу у Ахмед-бей-Зогу, но уже под командованием полковника Берестовского и хотя в 1926 году отряд был расформирован, но всем его ветеранам была назначена пенсия в размере имевшегося жалованья при условии проживания в Албании.

 

В самом королевстве Сербов,Хорватов и Словенцев переименованного позднее в королевство Югославия было решено после изучения опыта войны в Испании 1936-1939 гг и аншлюса Австрии 1938 года возродить былые четнические формирования в составе армии.

По инициативе начальника генерального штаба генерала Душана Симовича и начальника  его оперативного отделения полковника Бранка Поповича, согласно статье "Штурмовые (четнические) части армии королевства Югославии 1940-1941 годов" автора Ж.Животича(журнал "Vojnoistorijski glasnik"-номер 1/2 за 2003 год), был принят план боевых действий под кодовым обозначением "S", который предусматривал ведение "герильских" действий на территориях, откуда бы отступала армия.

 

После замены генерала Симовича на его должности генералом Петром Косичем в январе 1940 г. был принят новый план R-41, так же предусматривавший "герильские " действия и  создание части специального назначения для ведения "герилы".В данном случае не были разделены понятия собственно разведывательно-диверсионных действий от понятия партизанской войны, под которой исторически и подразумевалась "герила".В силу этого когда 8 мая 1940 г. согласно статье Ж.Животича  тогдашний военный министр генерал Милан Недич подписал указ о создании "четнического" штаба для осуществления замысла о создании четнических частей для ведения герильских действий, с былыми четниками войны 1912 г. общее у этого штаба было только название.

Было предусмотрено по сути, создание разведывательно-диверсионных частей путем приема профессиональных военнослужащих регулярной армии и пополнении данных частей путем отбора из других частей армии с тем что готовились,вооружались и оснащались они на порядок лучше других частей армии.

 

Подготовка четнических частей определялась секретной директивой "Указание о четнической борьбе" 1929 года и в соответствии с ней их деяствия определилась как деятельность небольших групп, избегающих фронтальных действий.

В то же время, четнические действия различались в данном документе от"герилы",так как велись лишь на флангах своих войск или в непосредственном тылу действующего противника, тогда как под герилой понималась партизанская война  на оккупированных противником территориях.

Однако как пишет Животич подробного описания самого ведения герилы не было, и по сути, не было механизмов по реализации и командованию местными повстанцами,хотя в соответствии с данной доктриной они и должны были быть основой для партизанской войны в случае захвата противником частично или полностью государственной территории. Хотя считалось, что четнические части будут пополнятся призывниками из молодежного движения "Сокол", согласно Животичу офицеры  четнических частей провели с этими призывниками лишь несколько занятий.

Хотя, в этой доктрине указано, что в случае разведывательно-диверсионных действий в интересах армии четнические части должны опираться на местное население, сил действующего резерва из местного населения созданно не было,как и не было связи с населением через территориальные организации.Не было и идеологического фактора,тогда как  четники 1912 г. были мотивированны сербским национализмом, а что немаловажно и православными христианскими идеями.

К тому же произошел набор в их состав не только сербов, но и хорватов и словенцев,так что естественно, что потребованию вице-премьера Югославии,хорвата по национальности Влaтко Мaчека 10 июля 1940 года четнические части были переименованны в штурмовые.

Командиром этих штурмовых сил был назначен бригадный генерал Михайло Михайлович, участник Первой и Второй Балканских войн и Первой Мировой войны,где он получил опыт разведывательно-диверсионных операций, а его начальником штаба стал майор Душан Анжелькович и оба эти офицера были сербами.

 

Согласно  Животичу,штаб четнических-штурмовых сил находился в Новом Сaде ( перед началом войны он был перебазирован в Крaлево) и подчинялся непосредственно Генеральному штабу.Ему было подчинено 6 четнических-штурмовых батальонов,дислоцированных в Новом Сaде (1ый  батальон), в Сараево( 2ой  батальон) , в Скопье(3ий батальон), в Карловце (4ый батальон), в Нише (5ый  батальон), в Мостаре (6ой батальон).Таким образом, батальоны находились либо на сербских территориях, либо на териториях, где сербы составляли от трети до половины населения, и , соответственно, действительные действия внутреннего неприятеля в лице хорватских усташей в 1941 году на деятельность этих частей повлиять не могли .

Все батальоны имели по две роты, а 1ый и 3ий имели по три роты.В каждой роте было четыре взвода, а каждый взвод помимо командира и его зама имел 6 троек-каждая состояла из одного командира и двух солдат.

Пополнялись четнические-штурмовые батальоны путем приема добровольцев регулярной армии,а  офицеры выбирались  из пехотных частей своей военной области (военого округа).В силу этого батальоны были составлены из сербов , хорватов, словенцев , причем в 4ом  и 6ом  хорваты были в большинстве.

Вооружены эти батальоны были лишь стрелковым вооружением, и то в основном карабинами М-24К калибра 7, 9 мм ,а американские автоматы «Томпсон» были заказаны лишь перед войной и поступить в батальоны не успели, оставшись на складах.Противотанковые ружья на вооружение поступить так же не успели, а из мотосредств было лишь несколько мотоциклов. Пулеметов на вооружение тоже не было.При этом четники  обучались действиям из засад, маршам на пересеченной местности, прыжкам с парашютами  и преодолению водных преград.

 

Как пишет Животич,хотя 1 апреля 1941 г. данным батальонам и было возвращенно имя четнических , а штаб был передислоцирован в Кральево ,партизанской войны даже на сербских территориях не началось,так как Генеральный  штаб решил собрать четнические батальоны в районе Кральево,куда был направлен 5ый  батальон из Ниша и где было начато создание еще одного -седьмого четнического батальона на основе одного подразделения  1го батальона и одного  подразделения 3го батальона.

Одновременно был объявлен набор добровольцев в четнические батальоны из лиц славянского происхождеия, за исключением болгар.

Однако, уже на четвертый день войны четнический штаб вместе с силами 2го и 7го  батальонов ( кроме одной четы 7го батальона, направленной  в Косовскую Митровицу) начал движение в Боснию и  13 апреля он оказался  в Рогатице, а 14 апреля в Калиновике.

Хотя в районе Калиновика местность была идеальной для партизанской войны-горы высотой 1500-2500 метров, поросшие лесом и с пещерами в горах, штаб оттуда был передислоцирован  в Сараево.Там этот штаб 18 апреля сдался немцам вместе с силами 2го  и 7го батальонов.

1ый  батальон до 11 апреля вообще не вступал в бой, охраняя штаб 1 армии, затем так же отступил в Боснии в район Беляны,где в боях с немецким  парашютным десантом за аэродром под Беляной, как и с отрядом местных хорватских усташей,поднявших восстание , батальон был разбит, причем исход боя решил приход немецких танков.

Лишь небольшая группа солдат и офицеров этого батальона смогли избежать плена и в мае выйти на горный массив Равна гора, соединившись с отрядом офицера разведотдела Генштаба армии Югославии полковника Драже Михайловича.

3ий  четнический батальон так же был разбит в Качаницком ущелье 12 апреля и большей частью попал в плен,тогда как 4ый батальон благодаря тому, что командование и большая часть офицеров были хорватами., в бой так и не вступил, и после передислокации из Карловца в Беловар сдался немцам.

5ий  батальон, до 8 апреля охраняя штаб 8ой  армии в Нише, в ходе общего отступления 14 апреля  попал в плен  в районе Кральево,а 6ой  батальон,переброшенный из Мостара в Сербию в город Младеновац 4 апреля хотя 10 апреля вступил в бой с немцем под Крагуевцем , уже 15 апреля сдался немцам в плен в раоне Горнего Милановца .Таким образом, четническая организация созданная в составе регулярной армии пережила полный крах.Разумеется, часть четников , избежав плена, присоединились к четническому движению Драже Михайловича , вместе с  членами различных организаций ветеранов-четников и добровольцами, однако это уже было совершенно иное движение, лишь номинально связанное с былой армией Югославии.

 

 

Список источников

 

1.      «Русские добровольцы» А.В. Окороков «Авуар Консалтинг» 2004

2.      «Добровольческое движение на Балканах во время сербско-турецкой войны 1876 года».Генов С..«Congres international des etudes balkaniques et Sud Est Europeennes» 1-er 1966, Actes № 4, Sofia,1969, p.234

3.      «Добровољци у ослободилачким тратовима срба и црногораца».Институт за савремену историју.Београд.1996 година.Удружење ратних добровољаца 1912-1918,њихових потомака и поштовалаца/НИП "Комуна"-Кикинда

4.      «Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и подвиг освободителей». Генов Ц.София: София Пресс, 1979 .Перевод Кирилла Герасимова

5.      "Jurišne (četničke) jedinice vojske Kraljevine Jugoslavije 1940.-1941. godine”. Aleksandar   Ž.  Životić.Vojnoistorijski glasnik, br. 1-2, Beograd 2003

6.      Сайт "Военная литература": http://militera.lib.ru

7.      «Генерал Черняев».Андрей Шемякин

8.      «Малая война – партизанство и диверсии» М.А. Дробов. Альманах «Вымпел». Москва.1998 год.

9.       «Шариат и его социальная сущность». Керимов Г.  М.  Москва.1978

10.  «Современный джихад кao рaт». Мирољуб Jeвтиħ, «Никола Пашиħ».Београд.2001

11.  „Карађорђева Србија(1804-1817)".Живко В.Марковић.Берн.2006

12.  „Историја лозе Карађорђевића"."Орашац".1994

13.  «Генерал боевой и опальный» Александр Петров.Журнал "Родина".Номер 6 за 1994 год

14.  "Две войны 1876-1878 гг.”.Максимов Н. В. СПб., 1879

15.  «О духу Обилича части у србству».Раде Рајић

 

 

Биография автора

 

Олег Валецкий родился в 1968 году на Украине (СССР). Участвовал в боевых действиях в период войны в Югославии девяностых годов как доброволец в войне в Боснии и Герцеговине в составе Армии Республики Сербской с марта 1993 года по январь 1995 года  и в Косово в составе Армии Югославии с марта по июнь 1999 года.

Место жительства – Сербия.

Автор книг «Югославская война» (Издательство «Крафт+», Москва 2006 год,2008 год), «Волки Белые (Сербский дневник русского добровольца 1993-1999 годов)» ( Издательский дом «Грифон»-Москва.2006 год), «Новая стратегия США и НАТО и ее влияние на развитие зарубежных систем вооружения и боеприпасов» (Издательство «Арктика», Москва 2008 год), "Минное оружие. Вопросы минирования и разминирования".( Издательство: Крафт+, 2009 г.),«Югославская война 1991-1995» (Издательство «Крафт+», Москва 2011 год).


Категория: 2.1 | Добавил: PressserviceMGKO (22.08.2013)
Просмотров: 946 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block content

Вопрос священнику



Священник Московской патриархии РПЦ Дмитрий Ненароков


 

 



Copyright MyCorp © 2017 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО