Четверг, 18.07.2019, 02:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
1.1 [16]
Категории каналов

  Памяти бойцов 1 казачьего отряда Вышеградской бригады Армии Республики Сербской в Восточной Боснии  

Главная » Статьи » Современное казачество » 1.1

Мы здесь и сейчас.
Казачество. Про его исторические заслуги перед нашим Отечеством знает, пожалуй, всякий человек, живущий на Русской земле. Но кто из нас не задавался и вопросами? Есть ли вообще место казачеству в современной жизни? Для чего собираются в наших городах и сёлах эти странноватые мужчины – не похожие на других даже без своей традиционной одежды?

– Возрождение казачества началось в 1990-е годы. А что было с казаками в советское время? Они же не переставали существовать?

– Надо вспомнить историю. Казаки сыграли огромную роль в образовании Российского государства. И когда в 1917 году казачьи войска были втянуты во внутриполитические разборки, большевики сначала с казачеством заигрывали. Недаром сначала были Советы рабочих, крестьянских и казачьих депутатов, о чем многие забывают. Однако от политики заигрывания большевики, реально боявшиеся казачества, очень скоро перешли к политике расказачивания. Яков Свердлов приложил к этому руку. Сотни тысяч наших дедов и прадедов были просто уничтожены. Хуторами расстреливались, станицами вывозились. Но и теперь, когда мы говорим о проблемах казачества, по существу, продолжается та же политика, только в новых формах. Станицы переводятся в разряд поселений, а само казачество хотят превратить в сословие. Последняя перепись населения показала, что казаков только 76 000,  а где около полумиллиона человек в РФ, которые причисляют себя к казакам. 
Как считали и,  что переписывали?. Казачество многогранно и какое же это сословие? Выходит, если я на службе, значит, я казак, я вышел со службы, снял погоны казачьи и перестал сразу быть казаком. Нет! Казачьи организации подразделяются на реестровые и общественные. Их противопоставление надуманно, и причина этого нездорового явления – амбиции казачьих лидеров. Исторически есть хутора, станицы, там живут казаки и ведут свою хозяйственную деятельность. Но реестровые общества отличаются тем, что казаки в них принимают на себя обязательства и служат. К сожалению, 154 закон (О государственной службе российского казачества. – Прим. ред.) был принят без финансовой проработки. На казачью службу в войсках денег практически нет, особенно в Центральном регионе. Чтобы стать реестровой организацией, надо пройти ряд процедур, и когда возникает вопрос о переходе общественной организации в реестр, сам собой возникает вопрос: «А как же я буду подчиняться по службе? Я десять лет казаковал сам по себе и вдруг перестану быть атаманом».

– То есть главной причиной разделения следует считать «самостийность»?

– Некоторые люди, создав казачью организацию, поставив сами перед собой какие-то непонятные задачи, обозначают себя генералами или чуть поменьше. Есть позиция государственная, и казаки должны ясно это понимать, и она идёт сейчас именно на объединение казачества. Я возглавляю старейшую в Москве реестровую казачью организацию, созданную в 1997 году для несения государственной службы. Проблема реестровых организаций в финансировании. Не хватает помещений, денег. Но это не надо и просить. Казаки могут всегда сами заработать. Единственное, что мы просим – дать нам возможность служить, чтобы самой службой зарабатывать деньги. Государева служба – это возмездная служба. Не на общественных началах, как некоторые хотят нас видеть: ансамбль песен и плясок фоном для политиков. Нет, реальное дело. Есть ряд бесспорных направлений, где мы могли бы быть полезными по Москве и по всей России. Заповедники, оправданная историей казачья стража в приграничных районах, восстановление наших хуторов, станиц. Немыслимые деньги идут на устройство границ с Китаем, в горячих точках, а потенциал казачества не востребован. Практика показывает, что вместо одной заставы достаточно несколько казачьих поселений. Нужно только не распродавать нашу землю в частную собственность, а передавать её в длительную аренду и хотя бы немного поддерживать казачью экономику. Казак будет и защищать свою землю, и производить сельскохозяйственную продукцию, и растить детей. Главная задача восстановить казачий род, чтобы дети росли, чтобы они не забывали свою историю и служили Родине.

– На данном этапе насколько задействован потенциал казачества?

– В процентах тут не измеришь. Потенциал казачества огромен, как и у России в целом. Я неразрывно связываю развитие казачества с развитием России. Будет развиваться казачество – будет развиваться и Россия. Как сельскохозяйственный производитель, как защитник границ государевых. Традиционно казачьи войска были в золотых земледельческих районах – надо только ясно понимать, что это будут не крестьянско-фермерские, а именно казачьи хозяйства, основа экономики войсковых обществ, которой будут востребованы и определённые технологии, мы же в XXI веке живём!

– Хозяйство казачье – чем оно отличается от того же фермерского?

– Общинное землепользование. Земля у станичников была в общем пользовании. Государство передавало войсковым обществам в длительное пользование, поддерживая по определённой программе. Сегодня в сельских поселениях Российской Федерации тяжело с работой. Если казачьи общества – хутора, станицы – получат землю в длительную аренду и будут выработаны модульные подходы к их становлению, это может дать толчок многому. Ведь реально мы городовые казаки, не каждый атаман может разработать грамотный бизнес-план, получить под него кредит, поэтому задачей войсковых обществ будет как раз помочь станицам и хуторам в таком становлении. В настоящее время кое-что уже делается в профильной комиссии при президенте. В Москве в порядке эксперимента создан Совет Казачьих Организаций, чтобы с его помощью объединить множество организаций для координации действий и выработки решений. Приходя в Совет, многие организации берут на себя обязательства по несению службы. Это площадка для разговора и проработки планов.

– Вы сказали, что некоторые из казаков ставят задачи «непонятные». Каковы правильные задачи?

– Как иногда создаётся организация? Собираются три-четыре человека. Собираются по разным причинам. Многие выходят из существующих организаций: где-то кого-то не поняли, не реализовали каких-то планов. И создают свой круг, чтобы по-новому всё делать. А для регистрации казачьей организации, как и любой общественной, достаточно, в принципе, трёх человек. И начинают эти новые «союзы» и «братства» свою бурную деятельность. Зачастую они даже не знают, что за двадцать лет многие вопросы давно отработаны, что уже много было подходов, в том числе и ошибочных. Я не говорю здесь про корыстные интересы. Может быть, этими людьми движут самые лучшие побуждения; возможно, они думают, что мы не можем это делать или кто-то не может это делать, или нет таких структур; но за двадцать лет, поверьте мне, все структуры – мыслимые и немыслимые – уже были созданы. Осталось только одно – прийти в казачью организацию, заполнить анкету, если в реестр – то произвести все необходимые по закону действия и начинать служить. Если это молодой казак, то в звании казака, если ветеран вооружённых сил, найдётся и чин; но всё равно – не занимать генеральские должности, а служить. Порядок присвоения званий – он в каждом силовом ведомстве должен определяться выслугой. Некоторые же хотят всё это перескочить, стать сразу командирами полков.

– Может быть, людям, начинающим создавать что-то своё, как и большинству в российском обществе, представляется, что настоящей казачьей деятельности сегодня нет: казаков не видно?

– Думаю, что казачество присутствует практически везде. Мы активно ведём работу во всех АО города Москвы, активно в 2012 году структуризируя МГКО и интегрируясь в ВКО ЦКВ. С другой стороны… вы, наверное, имеете в виду красивую форму одежды – папахи, лампасы…

– Но это тоже важный элемент…

– Вопросы, подобные Вашему, иногда возникают. Отвечу на это, что до сего времени на казачьем патрулировании активно использовался камуфляж, в котором вы иногда казака не отличите от сотрудника спецподразделения. Но в этом году принято решение проводить все мероприятия по охране общественного порядка только в парадной форме одежды. Чтобы видели нас.

– Но ведь это же, наверное, правильно!

– Неправильно другое: цена казачьей формы – она выплывает в определённую сумму. Казак реестровый должен выйти три раза в месяц на охрану общественного порядка – представляете, какой износ формы! А поддержки казаку нет – ведь он не из государственного бюджета шьёт форму, заказывает. Многие из нас не хотят быть ансамблем песен и плясок и собираться только на праздники – в казачьей форме посверкать… Все ждут каких-то более важных дел.

– Эти дела виднеются на горизонте?

– Думаю, определённая положительная тенденция присутствует, но вместе с тем многое тревожит – есть чиновничьи планы создания казачьих структур в разных силовых ведомствах. Отдельный разговор – характер государственной поддержки. Она, конечно, нужна, но это не та поддержка, которая спускается на какие-то отдельные мероприятия, это поддержка в службе и работе казачьих обществ разного уровня. Казачье общество начинается с первичной организации – это станица, городское общество. Если мы только будем поддерживать верхний эшелон – войсковые общества, а до низа не дойдёт, мы можем не получить нужного эффекта. Наконец, принцип формирования казачьих полков должен быть именно казачьим – не создание комитетов, не создание чиновников от казаков, которые начинают лепить прожекты. Нет, пусть атаман кормится от своего общества, а не становится чиновником.

– Сейчас есть поселения казаков?

– Естественно, мы ведь имеем казачьи регионы. В Центральном регионе – Центральное казачье войско. Оно вошло в реестр только в декабре 2010 года и до сих пор не имеет никакого финансирования.

– А как же люди живут?

– Люди живут за штатом, зарабатывают на жизнь, где только могут. По существу, все казачьи структуры за штатом, всё происходит на добровольной основе. Реально бюджет Московского городского казачьего общества (МГКО) равен нулю.

– Казаки, получается, в основном заняты тем, что зарабатывают себе на жизнь. Когда же остаётся время для служения?

– Повторюсь, каждый казак МГКО выходит на службу три раза в месяц. Не получая за это ничего, но выполняя гражданский долг казака. К этому прибавьте различные мероприятия – начиная от охраны общественного порядка и заканчивая организационными сборами, которые позволяют функционировать организации. Кроме того, есть определённые мероприятия по военно-патриотическому воспитанию. У МГКО есть воспитанники в детском доме им. Талалихина. Часто, раз в месяц, наши казаки там бывают и устраивают концерты. Не поддерживают нас, но мы поддерживаем других.

– Какое значение для казачества имеет православие?

– Казак без веры – не казак. Это старая поговорка. И всё совершается с Божьей помощью. У казака есть три ценности: православие, российская государственность, традиции дедов и отцов – без них ни в какой организации – ни в реестровой, ни в общественной – казаку просто не быть. Казачество – тот организм, который отторгает оборотней. Нельзя просто переоблачиться, перелицевать мундиры – и стать сразу казаком. Это всё-таки определённое состояние духа, души… Ну а с Божьей помощью плевелы от зёрен отторгаются.

– Православие в России XX века претерпевало большие испытания, как это повлияло на казачество?

– У исторического казачества есть грехи, и современные казачьи лидеры наделали их много. То, что мы получили, это результат закономерного процесса. Но мы живём в России и служим России, как служили наши деды. Мы здесь и сейчас, чтобы пытаться идти верным путём, чтобы не говорили, что нас вообще нет. Мы здесь сейчас держим свою оборону. И с правого фланга, и с левого – мы казаки, мы будем развиваться, развивать свои традиции, помогать государству и православию.

 

Атаман Московского городского казачьего общества Виктор Владимирович Заплатин. 

Беседовал Егор Богачёв.
Категория: 1.1 | Добавил: PressserviceMGKO (16.10.2012)
Просмотров: 1118 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block content

Вопрос священнику



Священник Московской патриархии РПЦ Дмитрий Ненароков


 

 



Copyright MyCorp © 2019 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО