Среда, 18.10.2017, 17:51
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
1.1 [16]
Категории каналов

  Памяти бойцов 1 казачьего отряда Вышеградской бригады ВРС в Восточной Боснии  

Главная » Статьи » Современное казачество » 1.1

РЫЦАРИ ВРЕМЕН – КАЗАКИ.ЧАСТЬ -I-
Они рыцари времен.
Их Бог – Господин времен.
Имя их древнее.
Имя им казаки.

Кто такие казаки и что такое казачество? Ответ на этот вопрос, подобен вопросу – откуда пошла Русь? Однако, без правильного понимания термина «казак», «казачество», исследовать столь интереснейший социальный институт российского общества представляется достаточно сложным.

Как писал инок Андроник (профессор А.Ф.Лосев, из донских казаков), "само греческое выражение (EIS ONOMA или EN ONOMAK) доказывает, что имя является определенным местопребыванием божественных энергий и что погружение в него и пребывание в нем всякого тварного бытия приводит к просветлению и спасению последнего". Поэтому понятие имени – казак, его логоса - смысла и энергии, который он несёт в себе, дает возможность объективного понимания роли казачества в героической истории России и великого будущего России, замысла Бога о судьбе России и казачества.

В своей статье «Где прародина казачества?» Т.Литвиненко высказывает свою версию происхождения слова «казак».
Она считает, что слово «казак» неразрывно связано со словом «конь», и формированием сословия конников (всадников), как социального класса. Проводя исследование, Литвиненко приводит как пример общеенисейское название лошади – qus, происходящее от индоевропейского слова ekos : «Термин «КОС (КОЗ)», первоначально обозначавший коня, стал родоначальником (корневой основой) целого гнезда однокоренных слов». Слово equus, «конь» нам встречается в латинском языке. От него производным является equites, (эквиты), которое переводится как «Всадники» — одно из привилегированных сословий в Древнем Риме. Также как и в Древнем Риме, Всадники были одним из привилегированных сословий в Древней Греции. Всадники Древнего Рима относились ко второму сословию.

Так в Древнем Риме патриции (от лат. «патр-отец») являлись первым сословием, всадники – вторым, плебеи – третьим сословием. Здесь видится аналогия с устройством общества Древней Индии и Древней Руси (Московского царства). Так в Древней Индии первым привилегированным сословие являлись брахманы (отцы-учителя, жрецы-священники), вторым – кшатрии (кос-отыры, князья, воины), третьим – вайшью (земледельцы и торговцы). В Древней Руси первым сословием являлись князья и волхвы (в дальнейшем князья и епископы), вторым сословие были бояре (бог-отыри, дружина князя, владычные дети – дружина епископа), третье сословие – чернь или черный (земной) люд, в дальнейшем разделившееся внутри себя на земледельцев, купцов и мастеровых (промышленников). 

Выводы Т.Литвиненко о происхождении слова «казак» подтверждаются исследованиями армейского священника о. Сергия (Богомолова) , сделанного им в середине XIX-го века: «Казаки еще назывались нарицательным именем Гуннов (от Кунь – Конь – Kunig,) из которого у иностранцев образовалось собственное Hun, Chun, Chunni ....», далее у того же о.Сергия (Богомолова): «…Газ, Хаз, Аз, Каз, нужно производить не от Гази, ибо Гази само производное, но или от Арабского Гайсп=Гасп (Конь), или что гораздо вернее от Куртинского Хасп тоже конь, что Хаз или Газ означало в древности как и ныне Коня, а оттуда Конника, Конязя, Князя, я основываюсь вот на чем». Там же о.Сергий (Богомолов) делает выводы, что: «Каспийское море получило свое название от Хаспов, т.е. от Конязей – живших по берегу моря от Гилана до Волги Alb-aniи и Гуннии (земле Конников) и известных у одних под собственным свои именем: Оросов, Аорсов, Арселов, Урусов, Rhosсов…»

У того же С.Богомолова также существует интересное исследование, связанное со словом qus (ekos), гус: «Ныне Каз у Персов значит гусь, под эти же именем были известны Русские Персам, а потому при появлении Русских за Кавказом в начале текущего столетия (19-го века – автор) Персы говорили: Если не помогли эти Гусям (т.е. Русским Каз-ам) Грузины, то мы бы их передушили».
Более «классическое» наблюдение мы можем увидеть у Н.Карамзина: «Слово Конязь родилось едва-ли не от Коня… всякий хозяин коня назывался князем, nobilis capitaneus et princeps» (Н. Карамзин. История Государства Российского. Т 1. Стр.75).

Происхождение слов господство, государь, государство, как у Литвиненко, так и у о. Сергия неразрывно связаны со словом конь, конник, князь (конязь). Отцом Сергием (Богомоловым) делаются следующие выводы: «Наши слова Господь или Господин происходят от Армяно-Азиатского Хас-пед или Гас-пед, и правильно должны писаться, как выговариваются, т.е. Гасподь, Гаспадин. Из Гас и сударь (судья) состоит наше слово Государь».
На армянском языке Хас-пед – начальник над Хас-ататутюнами (Хас-патаками), дословно Конно-Начальник по крови от Владетельных особ. Само понятие Хас-ататутюны являло собой титул армянских Конников при Армянском царя Аршаке (прибл. 118 лет до Р.Х.), обозначавший свободородных и благородных, не происходивших от крови Владетельных особ.
Как считает Т. Литвиненко: «В более ранний период истории воина-укротителя называли: КОС-АТЫР (по-индийски: кош-атыр, кша-тыр – кшатрий). Таким образом, кшатрии составили в индоиранском обществе касту воинов. А у ираноариев такой кастой были казаки».

Именно так, как считают Н.Карамзин, Т.Литвиненко и о. Сергий (Богомолов) предлагается делать вывод о происхождении слова «казак».
Истоки происхождения слова «казак», его природа и смысл, который в нем заключен, является ключом к пониманию возникновения и развития специфической социальной общности, как казачество. Этот социум, прошедший через длительную эволюцию, как и все современные цивилизации и известный нам сегодня, как казачество, на протяжении длительного времени, охраняя свои традиции и образ жизни, позволяет нам видеть через эту призму истории свое древнее начало.

Это выражено в традициях (обыкновениях) казачества, частично сохранившиеся в военных обычаях и в общественном управлении – «военной демократии», корни которых уходят к протославянам и далее к ариям, к кастовому и варново-сословному или царско-воинскому (кшатрийскому) устройству общества. Но прежде всего это выражено в бережливо охраняемой казаками идеологии и их отношении к миру, - явлением характерным для культуры и общественной жизни древних ариев, к потомкам которых стоит отнести казаков.

Особое внимание исследователи истории казачества всегда уделяли общественному укладу жизни казаков, их характеру и принципам устройства их общежительства. В этом подходе к исследованию истории казачества видится тот верный принцип, по которому предстоит следовать в т.ч. и нам. Исследуя эту часть в работе, представляется возможным проследить эволюцию военного и общественного уклада жизни, а также увидеть мировоззрение интересующих нас народов – родоначальников казачества: скифов, сарматов (савроматов, роксалан), гуннов, черкас (бродников), русичей.
История расселения скифских и сарматских племен – ветвей арийской цивилизации во многом изложены у исследователей по данному вопросу. Нас же, в контексте данного исследования, должны, прежде всего, интересовать общественный уклад и военные традиции этих народов, т.к. именно эти понятия о социальном и политическом устройстве общества служат истоками к формированию образа жизни у нынешних казаков.

Принципы общежительства и мировоззрение у скифов, свойственные казакам, хорошо определил известный скифский мудрец Анахарсис , приводя в пример скифский образ жизни: «Мы все владеем всей землей , то, что она дает добровольно, мы берем, а что скрывает, оставляем; защищая стада от диких зверей, мы берем взамен молоко и сыр; оружие имеем мы не против других, а для собственной защиты». Хорошим правлением Анахарсис называл такое правление, при котором «лучшее воздается добродетели, худшее — пороку, а все остальное — поровну». Слава скифского мудреца была столь велика, что древние греки приписали ему изобретение горящего трута, двузубого якоря и гончарного круга. Его остроумные ответы вошли в поговорку.

«Тело есть орудие души, а душа — орудие Бога», — утверждал известный скифский мудрец Анахарсис. Поэтому законам и ценностям, придуманным людьми, он предпочитал здравый смысл, простоту и равновесие созданной Богом природы. Анахарсис говорил что законы «слабее и тоньше паутины», а богатство преходяще и враждебно свободе.

В своей книги «История Осетии» авторы М. Блиев и Р. Бзаров показывают скифскую идеологию общественного устройства: «Скифы сохранили представление древних ариев о трех социальных функциях — религиозной, военной и хозяйственной. Троичное деление общества повторяло устройство вселенной, состоящей из трех миров — верхнего, среднего и нижнего… Представление о трех социальных функциях — характерная черта культуры и общественной жизни всех индоиранских народов. Например, общество древнеиндийских ариев делилось на брахманов (жрецов), кшатриев (воинов) и вайшьев (скотоводов и земледельцев).

Точно так же и как скифские сословия, происходящие от трех сыновей Таргитая, отражают общеарийское представление об идеальном обществе. За тысячу лет, которые прошли со времени распада арийской общности, изменились хозяйство и общественная жизнь скифских племен. Но арийская идеология по-прежнему служила для объяснения и обоснования социального и политического устройства скифского общества» .

У казаков, особенно до 1917 года, будут сохраняться представления о древнеарийских социальных функциях, присущих характеру «владетелей сердцевинной земли» и выраженного в том, что они имели наклонности и способности к оседлому образу жизни, тяготели к общественному порядку демократического направления. Форму отношений у казаков в то время можно было определить как «военная демократия», основным признаком которой являлась: особая роль народного собрания как высшего органа власти, всеобщее вооружение населения.
Такой же принцип организации и форма отношений присутствовали ранее у скифских и сарматских (савроматских) племен и описываются в трудах разных историков и исследователей.

Сарматское войско формировалось как народное ополчение. Его организация повторяла устройство сарматского общества. Прежде всего, каждый воин становился членом небольшого отряда, созданного той родственной группой, к которой принадлежала его семья. Отряд родственников был частью «полка» территориальной общины и вместе с ним входил в армию племени. Войско союза племен подчинялось верховному царю. У казаков этот принцип формирования сохранялся в том, что казачьи военные части (полки) всегда формировались по территориальному признаку, из станичников – земляков и родственников. Казачье Войско подчинялось атаману, имеющему в походе высшую военную и судебную власть над казаками.

В эпоху завоевания Европейской Скифии сарматы представляли собой народ-войско. Все свободные члены общества были воинами. В военных мероприятиях участвовали не только боеспособные мужчины, но и женщины. Об этой особенности сарматов один из древних авторов пишет так: «Их женщины ездят верхом, стреляют из луков и мечут дротики с коня и сражаются с врагами, пока они в девушках. Они остаются в девицах, пока не убьют трех врагов. Раз, добыв себе мужа, они перестают ездить верхом, пока не явится необходимость во всеобщем походе. Во всех погребениях взрослых мужчин и в каждом пятом женском погребении археологи находят оружие и конскую сбрую. И сегодня среди части казачества сохраняется обычай при последнем прощании в земной жизни с казаком класть в гроб с покойным холодное оружие (шашку, кинжал).

Воинственность была присуща многим народам в период военной демократии — на этапе строительства государства и классового разделения общества. Но из европейских народов только сарматы дают уникальный исторический пример почти поголовного участия в войнах.
О военных походах, вооружении и военном искусстве скифо-сарматских народов, существует достаточное количество исследований. Но как один из примеров стоит привести то, что, именно в казачестве сохранится традиция скифо-сарматского военного искусства наездника – «джигитовка», искусства конной атаки противника – «лавой», и излюбленное оружие – пика и шашка.

О генетической и социальной правопреемственности казаков от гуннов и скифо-сарматов существует интереснейшее свидетельство, сделанное царским генералом А. Нечволодовым в его труде «Сказание о Русской земле», посвященному 300-летию Дома Романовых: «Так описывали готы своих лютых врагов — гуннов. Если из этого описания мы откинем все, что прибавлено готской озлобленностью, то увидим в гуннах прямых потомков наших удалых предков (речь идет о скифах – авт.), ходивших еще при пророке Иеремии под Иерусалим и изгнавших гордого персидского царя Дария I из наших черноморских степей. А что у предков наших бывало порой в обычае брить бороду и даже голову, оставляя на ней только одну чупрыну , так этим были известны и славные запорожские казаки; да и теперь еще среди донского казачества многие бреют себе бороду».

В этом же труде А. Нечволодов приводит сведения о появлении гуннов: «Но гнет чужестранцев скоро стал нетерпимым для наших свободолюбивых предков, и все тогдашние обитатели Русской земли стали подниматься на общего врага. Первыми поднялись храбрые обитатели низовьев Дона и Днепра; они двинулись под именем гуннов против Германриха, присоединяя к себе по мере движения вперед и все подвластные готам славянские племена», далее там же о периоде войны между готским царем Винитаром и вождем гуннов Валамиром: «Так опять, соединившись вместе под рукой храброго и искусного вождя — Валамира, снова входят в силу и славу славянские племена, населяющие нашу Родину,— на этот раз под новым общим именем гуннов.
По всем немецким или, как тогда называли готским, областям разнесся слух о появлении неведомого диковинного народа, который то, как вихрь спускался с высоких гор, то будто вырастал из земли и все, что ни попадалось на пути, опрокидывал и разрушал.

Особенно стали грозны гунны, когда над ними, около 444 года, воцарился Аттила».
О правлении Аттилы А. Нечволодов пишет следующее: «Греческие писатели, жившие в том же веке, описывают гуннов совершенно иначе, чем готские летописцы. Из описаний этих греческих писателей легко увидеть, что гунны были прямые потомки скифов — славян, а Аттила — мудрейшим государем и искуснейшим воинским вождем. Он строго наблюдал за правосудием и не терпел притеснений народа чиновниками, а потому неудивительно, что греки и римляне, в особенности промышленники и искусные мастера, тысячами переходили к Аттиле».

С образованием в середине VII века Хазарского каганата, - в период его дальнейшего существования на землях где проживали ранее предки казаков, свидетельства о какой-либо государственности казаков отсутствуют. Однако, существует упоминание о ряде княжеств, племенных союзов и даже царства, народы которых являются потомками скифо-савроматов (саков, позднее гуннов) и являются родственными народами для казаков. К этим народам, прежде всего, стоит отнести осетин (алан, роксолан), адыгейцев (языгов, яссов, ассов) и близких им абхазов (абазов), черкесов (ветвь черкасов), и предположительно аваров (дагов, дахов – даков). Более прочные традиции и даже некоторые употребления савроматского языка используются до сих пор современными аланами.

 В традициях ряда кавказских и северокавказских народов наравне с казаками сохранились схожие принципы управления и обычаи. И здесь не стоит обращаться к взаимным претензиям кто и у кого эти традиции перенял, но стоит смотреть на данный вопрос в ином контексте, - эти традиции имеют общий корень, как и все народы, являющиеся потомками скифо-савроматских племен. Отсюда и понимание того, что впоследствии донские и кубанские казаки спокойно интегрировались на Кавказе и осуществили колонизацию, благодаря родственным свойствам. 

Упоминание о казаках возникает уже ближе к середине XII века. Думаю для многих исследователей казачества, удивительным может являться то, что вроде бы уже исчезнувшие с карты истории племена - предки казаков возникают не только под новым именем, но и на своих исконных территориях, т.е. там же, а в некоторой исторической перспективе и в иных местах. Возможно, на это влияло несколько факторов: высокая общественная и военная самоорганизация, справедливая общественная форма управления и движущая идея, сакральное мировое пространство исконной территории казачества – Таврики вместе с Придоньем и Приднепровьем, которую можно рассматривать как южные ворота Хартленда (Сердца Земли) . Более того, на тот период времени, эта территория являлась пересечением крупных торговых путей и хорошей стратегической базой, а казаки, как и другие народы, всегда стремились контролировать торговые пути и иметь от этого крупный доход.

Известно, что казаки были не только прекрасными конниками, но и отличными мореходами. Именно любовь к мореплаванью делала казаков известными под новыми именами греческим, латинским и отечественным летописцам.
Венецианские и папские грамоты XIII века в разные годы упоминают берендеев, бродников – воинственный христианский народ, обитавший вблизи Черного (чёрмного, багрового) и Азовского (асовского, - моря ассов) морей. Бродники – древнее славянское население Приазовья, бассейна Дона, Днепра и р. Рось, предки казаков, проживавшие в южнорусских степях. Предположительно, большая часть бродников происходила от руссов Тмутараканского княжества. Самоназвание бродников от сербо-хорватского брод – корабль, является синонимом к самоназванию определенного социума (точнее профессионального вида деятельности того времени), в т.ч. и у северных славян (в основном новгородцев) – ушкуйников, получивших свое самоназвание от поморского названия корабля (ладьи) – ушкуй (поморское ускус – медведь). На Севере Европы было распространено украшение носовой части корабля и сколько не ради красоты, сколько в качестве оберега защищающего мореходов от морских чудовищ. Викинги (даны и свеи, современные датчане и шведы), варяги (франки или русы), хозяева Балтийского и Северного морей, чаще использовали в качестве оберега-талисмана изображение головы дракона, откуда происходит название корабля – дракар. Поморы и северные славяне чаще использовали в качестве оберега голову медведя (табуированное славянское – мед ведающий), звучащее на славянском урсус, а на поморском ускус), т.к. медведь олицетворял – хозяина (царя) Северной страны и леса.

Византийский историк и государственный деятель Никита Хониат (Акоминат) в своей книге «Хроника» (1190), описывая события войны 1180 г. между Византией и болгарами, так характеризует бродников: «Те Бродники, презирающие смерть, ветвь русских». Племена берендеев и бродников также были известны летописцам Киевской Руси и Новгородской Земли (впервые упоминаются в 1146 г. в русских летописях), упоминавшим их под общим названием черкасы (черкассы, чермные ассы) или черные клобуки (по виду головных уборов – прототип современной казачьей папахи). Позже черкасы станет официальным название запорожских (а позже кубанских, гребенских и низовых донских ) казаков. Вот что писал о происхождении казаков российский историк Н.М.Карамзин. Он писал, что имя казаков «в России древнее Батыева нашествия и принадлежало торкам и берендеям, которые обитали на берегах Днепра, ниже Киева».

Феноменальным для автора стало открытие традиций и формы военной демократии казаков (бродников) Юга России, и казаков Севера России (ушкуйников). Тому есть следующие подтверждения. Южные казаки именовались бродниками от сербо-хорватского «брод» - корабль, а северные казаки – ушкуйниками от поморского слова корабль – «ушкуй» (ускус - медведь). У южных казаков во главе ватаги (ват-аг, станицы) стоял атаман, у северных казаков – ватман.
Принятие решения «идти за зипунами» принималось Кругом у южных казаков и Вечем у северных казаков, а нарушителя, т.е. того кто пытался без решения Круга (Веча) совершить такой поход, ждало суровое наказание.
Еще интереснее стало открытие, а именно взаимосвязь Южных ворот и Северных ворот Хартленда с Сибирью. Доподлинно известно, что волжские, запорожские и донские казаки (в т.ч. низовые донские) осуществили поход в Сибирь под руководством Ермака Тимофеевича (Аленина – по некоторым данным, по другим – мальтийского рыцаря итальянца Ермилио принявшего православное крещение и принципы казаков-рыцарей). Поход совершался на «чайках» - ладьях, которые были вооружены промышленниками Строгоновыми мелкокалиберными пушками. Этот поход был осуществлен в качестве превентивной меры против хана Кучума, а в конечном итоге стал первым шагом к колонизации Сибири.

По сути, ватага атамана Ермака являлась прототипом современных частных военных охранных компаний, т.к. действовала по договору со Строгоновыми, реализуя как интересы заказчика, так и обеспечивая национальные интересы Московского государства и славянства. Позже казаки смогли проникнуть и колонизировать земли Забайкальские и Дальневосточные.
Далее военные, экономические и духовные интересы Руси, как и прежде всего, требовали дополнительных сил для Московского государства. И такой силой выступило казачество, которое стало активно продвигать национальные интересы Руси, открывая и присоединяя новые территории и укрепляя рубежи Отечества. В этом преуспели известные атаманы-первопроходцы Хабаров Ерофей Павлович и Дежнев Семен Иванович . И главное, оба атамана (sic!) уроженцы Севера России: Хабаров Е.П. родился около 1603 года в деревне Святица, ныне Котласского района Архангельской области, а Дежнев С.И. в 1605 году в городе Великий Устюг Вологодской области. Казаки с Северных земель Руси?! Ведь даже современные казаки считают, что на Дону и Маныче зародилось великорусское казачество.
Вот что пишет по этому поводу Н.М. Карамзин:

«К этому же времени начинает усиливаться движение новгородских "повольников" или "ушкуйников" в северные и восточные страны. Еще с XI в. они стали появляться на рр. Волге, Каме, Вятке и Северной Двине, в странах, дотоле мало известных и населенных полудикими финскими племенами; основывали по берегам этих рек новые городки и заводили торговые сношения с местными жителями.

Под предводительством своих выборных старшин, или "ватманов", эти отважные купцы-воины в ХIII и XIV вв. появляются в земле зырян, живущих по рр. Вычегде и Выми, в Югории (по р. Печоре) и в Пермии; в 1361г. спускаются вниз по Волге в самое гнездо татар, в их столицу Сарайчик, а в 1364-65гг. под предводительством молодого ватмана Александра Обакумовича пробираются за Уральский хребет и разгуливают по р. Оби до самого моря.
Вскоре на 150 лодках они подошли к Нижнему и умертвили там множество татар, армян, хивинцев, бухарцев и взяли все их богатства, жен и детей; потом вошли в р. Каму и разорили многие болгаро-татарские селения . В то же время из р. Вятки они вновь появились на Волге и разорили Казань и другие города и села, принадлежавшие татарам, а также захватили товары всех купцов, встретившихся им на Волге .
Хотя подобные набеги не нравились московскому великому князю, принужденному поддерживать дружбу с ханами, но новгородцы его мало слушались и действовали на свой риск и страх. Еще в 1181г. эти отважные рыцари основали на р. Вятке свой укрепленный стан, городок Хлынов, переименованный в конце ХVIII в. в г. Вятку; оттуда-то они и предпринимали свои путешествия вниз по Волге.
Вятская община управлялась, как и древний Новгород, вечем, во главе которого стояли избранные народом "атаманы" . Община эта была сильнейшею на всем северо-востоке России; жители ее пахали землю и сеяли хлеб, торговали с другими новгородскими и великокняжескими областями, с казанскими татарами, камскими и волжскими болгарами (ныне казанские татары) и пермяками, действуя где мирным путем, а где огнем и мечом».
Вот что по этому поводу о северных казаках пишет Андрей Бартенев :
«Казаки-русы в описываемое время заносили Христианство в инородческие пределы путём колонизации и преуспели во всех её видах – вольной, военной, торговой и монастырской. Они контролировали все сколько-нибудь значимые участки русского торгового пути «из Варяг в греки» и его различные ответвления.

Говоря о новгородских казаках, нельзя не упомянуть о хлыновцах. В 1174 году отважные новгородские казаки повольники, или ушкуйники, или самовластцы, пришли на реку Вятку и построили град Хлынов и начали общежительствовать самовластно. Из Хлынова (ныне город Вятка) предпринимали они свои торговые путешествия и военные набеги во все стороны света. В 1361 году они проникли в столицу Золотой Орды Сарайчик и разграбили её, а в 1365 году, за Уральский хребет на берега реки Оби. Предводители этих ватаг именовались ватманами.
Основанные повольниками общины по примеру Новгорода управлялись Кругом — вечем, где каждый повольник имел равный голос со всеми. Имел город Хлынов и свой вечевой колокол. После разгрома Хлынова в 1489 году Иваном III большая часть его граждан, жаждавших независимости, ушла на Северную Двину, на Каму и вниз по Волге, где обосновались казаки-хлыновцы в районе Жигулёвских гор.
Общность новгородских казаков, включая хлыновских ушкуйников имеет очень много сходств с донскими.
Так, например, Духовенство Хлынова, избираемое вечем, как и донское Духовенство, избираемое кругом, было совершенно независимым и от Москвы и от Новгорода. Московский митрополит Геронтий, современник Ивана III писал в 1471 году, что он не знает даже, кто там духовенство и где оно рукополагается. Эта особенность духовной жизни народа — выдвижение из своей среды достойных кандидатов в священники, свойственна лишь новгородцам и хлыновцам, донцам, уральцам и терцам.
Новгородцы вынудили князя согласиться выбирать архиереев и священников из местных жителей на вече. В 1360 году сам архиепископ новгородский Евфимий II не подчиняется Московскому митрополиту и разрывает на 20 лет связь с митрополией. В 1384 году новгородцы постановили на вече не подчиняться Московскому митрополиту и дела по духовной части решать гражданским вечевым судом. Такова же традиция у донских казаков».
Действительно в казачьих традициях долгое время являлось правилом выбирать духовных наставников из своей среды. Так, в Войске Запорожском, а именно на Запорожской Сечи духовенство подчинялось Кошевому атаману. Тем самым казаки, укрепляя свою военную и экономическую безопасность, пытались обеспечить и духовную безопасность, по сути, продолжая придерживаться древнеарийского мировоззрения о трехчастном устройстве общественной жизни: всеобщее вооружение населения, земледелие и торговля, духовность, не позволяя никому вторгаться в военно-бытовой и духовный уклад своей жизни.

Самоорганизовываясь и развиваясь, казачество явило собой, ту общность людей и формы общественного уклада, которые можно назвать идеальными принципами жизнеустройства общества. По факту казаки оформляли и строили свое общество самостоятельно, без помощи центральной власти, и более того, вынуждены были терпеть от неё те или иные притеснения.

По сути, казачество выступало, как настоящая форма народовластия, направленная на обеспечение социальной и военной безопасности не только своего общества, но и на защиту национальных интересов Отечества. «Огосударствлевание» этого народного института самоуправления, начавшееся с правления Иоанна III, в конечном итоге выхолостило это народное правотворчество и привело к падению самой царской власти и его самодержавной опоры - казачества.

Владимир Трут пишет по этому поводу следующее: «На этапе существования казачества как своеобразной социально-этнической общности, сложившейся из вольных казаков, в казачьих общинах, а позже и в казачьих войсковых образованиях (войсках) на основе обычного права были выработаны и строго соблюдались основополагающие общие принципы, формы и методы внутреннего управления.

С течением времени они претерпели определенную трансформацию, но сущность устоявшихся традиционных общинно-демократических принципов оставалась прежней. Существенные подвижки в данной сфере стали происходить как во внутреннем содержании, так и во внешних формах под влиянием процессов социально-классовой трансформации казачества и превращении его в специфическое военно-служилое сословие.

Этот процесс происходил в XVIII – первой половине XIX века. Казачество утрачивает не только былую независимость от государства, но и важнейшие права в области власти и внутреннего управления, лишается высших органов самоуправления, иными словами, войсковых кругов и избираемых на них войсковых атаманов, а также вынуждено мириться с процессами изменений многих общинно-демократических прав и традиций».
Весь процесс трансформации казачества и превращение его в военно-служилое сословие можно распределить на несколько этапов, начиная с XVI века.

Первый этап – создание в середине XVI века Посольского приказа Московского царства, через который осуществлялись дипломатические сношения с казаками, т.к. казачьи земли и сами казаки не являлись подданными Московского царя, а казачьи земли не входили в состав Московского государства; участие казаков в Ливонской войне XVI века, во взятии Астрахани, Казани и приобщение казаками Сибирского царства под скипетр Московского царя.
Второй этап – период Смутного времени 1611 год – 1613 год, создание единого командования и Совета всей Земли во главе с боярином князем Дмитрием Трубецким, атаманом Иваном Заруцким и воеводой Прокопием Ляпуновым.
Сохранился текст Приговора совета «всея земли» от 30 июня 1611 г., в первом абзаце которого написано:

«Лета 7119-го июня в 30-й день, Московскаго государства разных земель царевичи (татарские) и бояре и окольничие и чашники и стольники, и дворяне и стряпчие и жильцы и приказные люди и князи и мурзы и дворяне из городов и дети боярские всех городов и атаманы и казаки и всякие служилые люди и дворовые, которые стоят за Дом Пресвятыя Богородицы и за православную христианскую веру против разорителей веры христианские, польских и литовских людей, под Москвою, приговорили и выбрали всею землею бояр и воевод князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкаго да Ивана Мартыновича Заруцкаго, да думнаго дворянина и воеводу Прокофья Петровича Ляпунова, на том, что им, будучи в правительстве, земским и всяким ратным делом промышляти и расправу всякую меж всяких людей чинити в правду, а ратным и земским всяким людям их бояр во всяких земских и в ратных делах слушати всем».
На Земском соборе, открывшемся в Москве в январе 1613, был поставлен вопрос об избрании царя. Кандидатура Михаила Федоровича по инициативе и под давлением "вольного казачества”, получила предварительное одобрение, подтвержденное затем в городах. 21 февраля 1613 года казаки князя Дмитрия Трубецкого ворвались на заседание Земского собора и обеспечили избрание Михаила I царем.

Восстание Хмельницкого 1648 – 1654 г.г. и последующая гражданская война в Речи Посполитой, между православным населением и польскими магнатами, под предводительством гетмана Войска Запорожского Зиновия Богдана Михайловича Хмельницкого, в результате которого земли Войска Запорожского вошли в состав Московского Государства.
Третий этап – знаменитое «Булавинское восстание» 1707-1709 г.г., под предводительством войскового донского атамана Кондратия Афанасьевича Булавина, начавшееся с запрета российского правительства казакам самостоятельно добывать соль и ультиматума — выдать с Дона беглых крепостных крестьян. Оба эти требования категорически противоречили «казацкой старине» — соль была основным доходом самостоятельного войска Донского, а беглые — основным пополнением казачьему войску. Уход опальных казаков-некрасовцев в Турцию. На Дону Круги запрещены в 1721 году Петром I и заменены станичными сборами, где казакам зачитывались указы и постановления властей. В 1735 году после смерти атамана Андрея Лопатина по царскому указу был назначен войсковым наказным атаманом Иван Фролов. В царских грамотах на имя Ивана Фролова он впервые именуется «наказным», то есть действующим по царскому наказу. Атаманы стали назначаться царской властью.

Четвертый этап – ликвидация Запорожской Сечи в 1775 году. Окончательно судьба запорожцев была решена 3 августа 1775 года подписанием российской императрицей Екатериной II манифеста «Об уничтожении Запорожской Сечи и о причислении оной к Новороссийской губернии». Восстание атамана Емельяна Ивановича Пугачева - «Крестьянская война 1773—1775 годов», вследствие которой было расформировано Яицкое (уральское) казачье войско, ставшее на сторону Е.И. Пугачева, как, впрочем, и Войско Запорожское, оказывающее симпатию и помощь казакам Е.И. Пугачева. Создано Черноморское казачье войско — военное казацкое формирование в XVIII-XIX веках. Создано российским правительством в 1787 году из частей Войска верных запорожцев, основу которого составляли прежние запорожские казаки.

Пятый этап – Военные реформы Павла I и Отечественная война 1812 года. В 1798 году два казачьих эскадрона были отделены и образовали лейб-гвардии Казачий полк, который принимал активное участие в войнах наполеоновской эпохи. В 1800 году из казаков сформирован Чугуевский конный казачий полк, Донской казачий Сысоева полк и другие казачьи полки и сотни, что положило началу формирования иррегулярных частей Российской Армии. Участие казаков в Отечественной войне 1812 года. Начало внутреннего сословного деления среди донского казачества.

Шестой этап – создание Главного Управления Казачьих Войск, просуществовавшего с 1857 года по 1910 год. Административная реформа военного ведомства 1909-1912 г.г., положившая начало «ползучего расказачивания».
Стоит представить себе картину: наличие у России почти миллионной армии казаков и весь масштаб трагедии, которая произошла в период с 1914 года по 1921 год. Если вдуматься в цифры статистики о вкладе казачества России в начало войны 1914 года, то можно прочувствовать, какую высокую ответственность казачество имело перед собой, жертвуя всем ради исполнения священного долга перед Родиной. Что же говорят цифры?

К началу Первой мировой войны 1914 года российское казачество состояло из 11-ти самостоятельных казачьих войск численностью населения 4 млн. 498 тыс. человек: Войско Донское - Донское казачье войско, Кубанское казачье войско, Терское казачье войско, Уральское казачье войско, Астраханское казачье войско, Сибирское казачье войско, Уссурийское казачье войско, Семиреченское казачье войско, Забайкальское казачье войско, Оренбургское казачье войско, Амурское казачье войско.

В различных источниках данные о численности казачьего населения разняться. Более достоверными можно считать следующие данные на 1913 год. Так, донских казаков насчитывалось 1 млн. 525 тыс., кубанских - 1 млн. 367 тыс., оренбургских – 533 тыс. (в том числе приписанных к казачеству 37,3 тыс. башкир, татар, калмыков), терских – 278 тыс. (включая и числившихся казаками небольшое количество осетин), забайкальских – 264 тыс. (в том числе 21 тыс. бурят и эвенков), сибирских – 172 тыс. (вместе с приписанными к ним 10,3 тыс. мордвы и татар), уральских (яицких) – 166,4 тыс. (включая 10,4 тыс. татар и калмыков), амурских – 49 тыс., семиреченских – 45 тыс., астраханских – 42,6 тыс., уссурийских – 35 тыс., енисейских – 14 тыс., иркутских – 7 тыс. В Якутском казачьем пешем полку и Камчатской казачьей конной команде насчитывалось около 3 тыс., причем гражданское казачье население в них отсутствовало.

Как минимум 163 конных полка российское казачество направило на войну, не считая пеших батальонов, дивизионов, артиллерийских батарей, конвоев и запасных сотен. Возникает вопрос: какая страна в мире могла похвастаться такой высокой выучкой мобилизационного ресурса и одновременного его дешевизны, в отношении затрат на военную амуницию?! Ответ прост: ни одна страна мира, кроме России, сделавшая казаков сердцевиной своей безопасности.

Обобщая вышеизложенное, можно привести высказывание нашего современника. Вот что пишет Владимир Трут: «Возникнув на южных просторах так называемого Дикого поля, первые общины вольных казаков являлись по-настоящему демократическими общественными образованиями. Основополагающими принципами их внутренней организации являлись личная свобода всех членов, социальное равенство, взаимное уважение, возможность каждого казака открыто высказывать свое мнение на казачьем круге, являвшемся высшим властно-управленческим органом казачьей общины, избирать высшее должностное лицо – атамана, и самим быть избранным.

Принципы свободы, равенства и братства в ранних казачьих общественных образованиях были всеобщими, традиционными, само собой разумеющимися. Однако с течением времени в них стали появляться и усиливаться признаки социального неравенства. Но «золотые века казачьего братства» не прошли бесследно. Все последующие поколения казаков превыше всего ценили свободу и справедливость».

Исследования отечественных историков, этимологов и краеведов показывают нам истоки происхождения слова «казак» и связанное с этим словом историю формирования социально-этнической общности и трансформацию в воинское сословие, к которому можно отнести казаков – «кшатриев Руси», как дошедших до нас потомков древней воинской касты индоариев. Участие казаков в государственном строительстве нашего Отечества, и, более того, в сохранении и защите идеи военной демократии, носителем которой всегда выступало казачество.

На протяжении веков казачество имеет условия для обеспечения справедливого общежительства, которые необходимы ему для сохранения своей древней самобытной культуры народа-воина, не размывая их в пространстве и времени. Казачество – это не группа беглых крестьян или шайка разбойников, как часто нам преподносили и преподносят горе-историки, но этнокультурная группа, создавшая из своей профессиональной деятельности культуру, традиции и принципы социального и военного управления. Кратко это может быть определено так: казачество – это народ-воин, являющийся частью России, который всегда готов с оружием в руках защитить наше Отечество.

Специфичность казачества как особой социальной общности очень точно выразил известный эсер Б.В. Савинков: «Усмиритель казак стал воплощением русского национального духа, любви к Отечеству, готовности пожертвовать для него жизнью. И не только национального духа. Вольный казак воплотил в себе и дух «третьей» России – дух демократии, свободы, равенства и братства».

В этом высказывании отмечается смысл и идея, к которым всегда стремилось казачество, начиная с древних времен. Такие понятия как демократия, свобода и равенство, братство (товарищество) были взяты большевиками на вооружение для осуществления популистских целей. Это те ценности и идеалы, за которые казаки шли на смерть. Возможно, что именно такое понимание основ организации жизнедеятельности казачества смогло бы убедить многие народы и народности в справедливом устройстве современного общества, что является первичным в решении проблемы обеспечения национальной безопасности России в XXI веке.

Категория: 1.1 | Добавил: admin (03.09.2013)
Просмотров: 980 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.0/4
Всего комментариев: 1
1  
Лучшая статья о казаках из всех, что приходилось читать. Видно, что автор последователен не только в изложении материала, но, прежде еще, в своем отношении к этому уникальному явлению

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block content

Вопрос священнику



Священник Московской патриархии РПЦ Дмитрий Ненароков


 

 



Copyright MyCorp © 2017 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО