Четверг, 18.07.2019, 01:59
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Категории каналов

  Памяти бойцов 1 казачьего отряда Вышеградской бригады Армии Республики Сербской в Восточной Боснии  

Главная » 2012 » Декабрь » 4 » Казаки хотят реального дела
22:56
Казаки хотят реального дела

Ноябрьским вечером в Сокольниках, на бывшей территории Электромеханического завода N1, в девятиэтажном кирпичном доме шла тренировка по рукопашному казачьему бою. Вместо кондиционера в зале открытое в -5°С окно. На стенах две репродукции икон. Пара несущих столбов обмотана войлоком — для отработки удара. За перегородкой стоит дощатый стол и лавки.

На занятии 12 человек: восемь юношей, три девушки, одна из них с мамой — та опоздала, только что натянула камуфляж, но не забыла завязать под подбородком косынку цвета хаки. Фотографировать в зале нельзя.  

"Берем нож в руки, разворачиваем лезвием от себя. Делаем пас. Раз! Два! Три! Пас! Левой ногой оттолкнуться вперед, ножом прорезать все, что у противника есть — лицо, шею, руку, и вторым ударом остановить. Хорошо. Теперь новое упражнение. Леха рубит мне пальцы и кисть, я стараюсь этого не допустить. Кто рубит, рубите со всей силы, кто защищается, защищайтесь со всей силы". 

Тренер, принадлежащий к Московской патриархии РПЦ священник Дмитрий Ненароков, разгоряченный, как и все его ученики, в камуфляже, оборачивается ко мне: "Обычно мы пользуемся затупленными деревянными. С настоящими ножами большой травматизм, даже тупые железные ножи прорубают камуфляж, а по ошибке можно и в горло попасть". Он идет в кладовку и достает оттуда металлический нож — с виду обычный кухонный: "Он не заточен, но разобьет мясо только так". Потом Ненароков возвращается в зал: "Вот Леха меня порезал два раза. Это значит, что жизни мне осталось 30 секунд. Мы потом вывесим тушу барана, и вы увидите, как от перочинного ножа она будет рушиться, ребра ломаться". 

 В зале тренируются инструкторы рукопашного боя — казачьего боевого искусства. По словам Ненарокова, оно направлено не на спортивные результаты, а на выполнение приказов и выживание в условиях улицы: "Офицеров и курсантов мы учим здесь боевому ремеслу, ближнему бою холодным оружием. Холодное оружие — штатное: нож разведчика, штык-нож, короткий клинок. Это заточенная пехотная лопатка, любой дрын в руках, пистолет используемый как кастет, мобильный телефон, взятый в руку". То, что Ненароков преподает на подворье, он называет русским стилем самозащиты. "Рукопашный бой основан на народной пластике, которая сидит у нас глубоко в генах, и более всего это проявляется в казачьих боевых танцах. Например, в танце гопак закодированы все боевые движения",— объясняет он. 

 Корпус Работного дома, куда два раза в неделю его подопечные приходят на тренировку по казачьему бою, вместе с соседом-близнецом и расположенным в тридцати шагах храмом Рождества Иоанна Предтечи, принадлежат Русской православной церкви. В 1998 году этот анклав на заводской территории получил статус подворья Патриарха Московского и всея Руси. Судебный спор за участок в 4,5 тыс. кв. м шел восемь лет. Бизнесмены обвиняли церковь в православном рейдерстве, а церковники их в ответ — в обустройстве китайских цехов на территории завода. Недавно РПЦ суд окончательно выиграла. 

 Сам Ненароков — подъесаул заместитель атамана МГКО по воспитательной работе и курирует учебное подразделение в РКО МГКО "Восток" (районного казачьего общества московского городского казачьего общества). Всего в МГКО входит шесть учебных сотен. Служит Д.Ненароков на кафедре физического воспитания Московского пограничного института ФСБ, где тоже преподает рукопашный бой. Одновременно он служит в небольшой церкви при институте — окормляет курсантов. Ненароков москвич, родился и вырос в Сокольниках, окончил архитектурный вуз. "Казаки, конечно, по духу все военные. Они все хотят реального дела",— говорит Ненароков.— Нельзя их запихнуть в табакерочку и сказать: "подождите". 20 лет ждали. Сейчас вроде бы начались подвижки. Государство смотрит на казаков как на потенциальное регулярное войско, которое можно вызвать в случае часа "Ч"". 

 Существование казаков в России регулируется законами, распоряжениями и подзаконными актами, главный из которых — 154 ФЗ "О госслужбе российского казачества". Казачество определяется как "в большинстве своем православный народ, имеющий определенные традиции по хозяйственному укладу жизни, культуре и особенным взаимоотношениям с государством". В октябре 2012 года президент подписал второй основополагающий документ — "Стратегию развития госполитики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года". Ее презентовали на ноябрьском заседании совета при президенте России по делам казачества. Возглавляет его полномочный представитель президента РФ в Центральном федеральном округе Александр Беглов. 

 Около 7 млн жителей России считают себе казаками. В государственный реестр внесены 11 казачьих войск (всего 400 тыс. человек), которые к концу 2012 года планируется объединить в одно Всероссийское казачье войско. Базироваться верховный атаман будет в Москве, а подчиняться — верховному главнокомандующему, президенту России. Владимир Путин еще в 2005 году был принят в казаки и имеет чин казачьего полковника (до революции этот чин носили цари). Процесс объединения войск в мае 2011 года запустил Дмитрий Медведев. 

 Беглов пояснил "Власти", что у человека, считающего себя казаком, есть три пути: заняться общественной деятельностью, возрождая казачьи традиции, войти в реестр, то есть принять на себя обязательства по несению государственной службы, или "оставаться просто казаком". Чтобы войти в реестр, надо отвечать ряду требований Устава казачьего общества, а именно: "быть гражданином Российской Федерации старше 18 лет, разделяющим идеи казачества

 Казак не может быть атеистом. Казачий круг — общий войсковой совет казаков — не может проходить без присутствия и благословения священника. По казачьим правилам, если во время споров на круге священник встает, все замолкают. Если он уходит, круг прекращает свою деятельность, он нелегитимен. 

 "Православное мировоззрение казака воплощено в пословице: "Казак без веры — не казак",— говорит Беглов.— Тех, кто обеспокоен вопросами "смешения" светского и духовного, можно успокоить — церковь не вмешивается в вопросы государственной службы казачества, нет никакой "духовной цензуры" в деятельности казачьих обществ". Впрочем, связь казачества с церковью более чем крепка. В РПЦ существует синодальный комитет по взаимодействию с казачеством, его возглавляет митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл. Он с десятком войсковых священников присутствовал и на последнем заседании совета в администрации президента, где лишил голоса двух атаманов за то, что они опоздали к утреннему молебну в Донском монастыре. 

 Присягая на верность государству, вступая в реестр, казак соглашается нести госслужбу,— говорит священник Ненароков.— например, мы занимаемся войсковой, вневойсковой и допризывной подготовкой. Мы готовимся охранять правопорядок. В Москве три сотни прыгают с парашютом, есть одна пластунская сотня, одна очень крепкая общевойсковая". Власть заинтересована в том, чтобы казаки стали национальной гвардией, уверен он: "По новой стратегии план такой: несколько миллионов казаков будут находиться в резерве и всегда будут готовы выступить по приказу государства в течение часа и периодически проходить боевую подготовку". 

Есть и другой способ финансовой поддержки реестровых казаков: по "Стратегии 2020", им дают возможность зарегистрировать казачьи охранные предприятия — аналоги ЧОПов. Сначала регистрируется одно головное предприятие, а потом его местные представительства. Охранять казаки, по словам Беглова, смогут только государственную собственность: школы, детсады, больницы, управы, военные объекты, но не рестораны и ночные клубы. Соответственно, зарплату казаки будут получать из госбюджета. Кроме того, выступавший на заседании совета вице-премьер Дмитрий Рогозин, объявил, что хочет привлекать их к охране военных объектов за рубежом.

Государство поддерживают казачество и через гранты. Дать возможность заработка реестровым казакам могут и региональные власти. Так, в августе губернатор Кубани Александр Ткачев решил выпустить на улицы Краснодара казачьи патрули. В интервью "Власти" (см. материал "Те, кто придет после нас,— вы же в два раза хуже" в N33 от 20 августа 2012 года) он рассказал, что на добровольных началах эти патрули долго не протянут, и объявил, что намерен платить казакам такую же зарплату, как дежурным полицейским, на что в краевом бюджете уже найдены средства.

 "Люди, как оказалось, к казакам испытывают больше доверия. Видно, как народ на них реагирует, как хулиганы реагируют",— говорит префект Зотов. О казацкой близости к народу высказывался в интервью "Власти" и губернатор Ткачев: "У нас они будут следить за мигрантами... Казаки — это представители народа, а с народом воевать... Полицейский обременен законами, то-се, а тут все просто: обидеть казака — значит обидеть народ". Ему вторит сотник Ненароков: "Как показывают соцопросы, народ на 80% доверяет казакам — и даже инородцы. У нас были узкие совещания с представителями диаспор народов Кавказа, для них казаки равные, они нас тоже горцами считают в некоторой степени. Казачество тот мостик, который мог бы национальные отношения правильно построить". С рядовыми полицейскими, говорит Ненароков, у московских казаков отношения хорошие. 

Появление казачьих патрулей — следствие централизации полиции, считает глава правозащитной ассоциации "Агора" Павел Чиков: "После реформы МВД регионы и муниципалитеты утратили возможность участвовать в охране общественного порядка. Эта естественная ниша начала заполняться активистами с учетом местных особенностей. На Кавказе существуют патрули из горцев, на Кубани в воду не надо было глядеть, чтобы понять, что первыми поднимут руку казаки. Теперь в Москве то же самое".

 "Всем казакам любо государство. Хаос и анархия не любо" 

 Казаки в Москве активизировались  после акции Pussy Riot в храме Христа Спасителя, считает Ненароков— и говорит, что объединение казаков разных войск произошло именно из-за них. Например, незадолго до вынесения приговора исполнительницам панк-молебна казаки "из блогов, твиттеров и фейсбуков" узнали, что в Москве хотят спилить восемь поклонных крестов. "Эти силы, которые хотели пилить, хотели подорвать веру в государственную власть. Тогда был брошен клич — и приехали сюда и терские казаки, из Молдавии, из Приднестровья, с Кавказа, с Дона",— рассказывает Ненароков. 86 казаков в течение десяти дней круглосуточно дежурили у каждого креста, пытаясь "поймать злоумышленников и передать в руки правоохранительных органов". "Вообще, понимаете, нам было от кого-то известно, что их точно будут пилить. Больше ничего. На места патрулирования приезжал секретарь патриарха Кирилла, благословлял стихийно сформировавшийся отряд.

Патрулирование поклонных крестов Ненароков называет образцовым проявлением гражданской активности казаков. К пикетированию московскими казаками выставки Марата Гельмана "Духовная брань", идея которой была навеяна панк-группой Pussy Riot, на "Винзаводе", он относится более скептично: "Там наших дядей в лампасах выставили клоунами, ряжеными, гоблинами и дебилами. Эта выставка была цинично приурочена к суду над пусиками, эти нарисованные балаклавы — вот что взбесило наших неравнодушных людей". Ненароков "по настроениям видел, что не все будут кулаки в карманах держать", и "видел, что казаков провоцируют". "Моя главная задача как священника была это предотвратить.          

— А когда казачество стало реальной силой? — спрашиваю я.

 —Мы хотим приносить пользу государству, воспитывать молодежь, охранять общественный порядок, защищать храмы и святыни, защищать границу,— утверждает Ненароков. 

 — Значит ли это, что казачество поддерживает политику Путина? 

 — Не в Путине дело, мы говорим о государстве. Мне, как и всем казакам до одного, любо государство. Хаос и анархия не любо. Если есть хотя бы видимость закона, то мы будем за него цепляться. В этом наше кредо. 

Казак — это не национальность, это рыцарь православия. Наша мать — это церковь, когда мать в беде — ее надо защищать".

 — Насколько в этой защите допустимы насильственные действия? 

 — Если будет агрессия со стороны, я их допускаю. Я преподаю боевое искусство вместе с уголовным кодексом. Но подставлять вторую щеку не будем. 

 — А как же христианство? 

 — Христианство с этим и рядом не стоит. Христианское учение благословляло людей на правую войну, если воин не убьет врага, он совершит грех. Как у Филарета Московского сказано: любите врагов ваших, гнушайтесь врагами божьими, бейте врагов отечества.



Прикрепления:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block content

Вопрос священнику



Священник Московской патриархии РПЦ Дмитрий Ненароков


 

 



Copyright MyCorp © 2019 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО