Вторник, 27.06.2017, 08:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Категории каналов

  Памяти бойцов 1 казачьего отряда Вышеградской бригады ВРС в Восточной Боснии  

Главная » 2014 » Апрель » 4 » Олег Валецкий. Войны в «Черной» Африке и современная международная политика
20:44
Олег Валецкий. Войны в «Черной» Африке и современная международная политика

Африка в 90-ых годах погрузилась в хаос войн всех против всех несмотря на окончание «холодной войны». В Анголе первоначально после достижения соглашения о прекращении огня и вывода с территории страны кубинских войск была создана миссия ООН (UNAVEM -United Nations Angola Verification Mission). В мае 1991 года миссия была преобразована в UNAVEM-2.
Под её контролем в сентябре 1992 года были проведены выборы, результаты которых признала ООН, но не признала оппозиционная УНИТА. В итоге в октябре 1992 года бои возобновились, и силы УНИТА едва не взяли Луанду.

В марте 1993 года силы УНИТА захватили город Сойо на побережье Анголы, где находился большой центр нефтеперерабатывающей промышленности и нефтяные терминалы. Для восстановления контроля над городом правительством Анголы была привлечена Южноафриканская частная военная компания «Executive Outcomes», которая перебросила туда полсотни своих служащих (1).

В июне 1993 года компания подписала два контракта с правительством Анголы, каждый стоимостью по сорок миллионов долларов, на обучение армии Анголы и подготовку пилотов ВВС Анголы.

Оплачены контракты были средствами западных нефтянных компаний, как и предоставлением нефтяных концессий. Компания Executive Outcomes наняла в ЮАР полтысячи ветеранов вооруженных сил, причем большая их часть были черными.
Для поддержки действий компания получила от правительства Анголы истребители-бомбардировщики МиГ-23 и вертолеты Ми-17.В подчинении компания получила так же 16-ую бригаду армии Анголы (1).

В результате боевой операции, разработанной и проведенной данной компанией и подчиненными ей силами с ноября 1994 года по январь 1996 года, силам УНИТА было нанесено серьезное поражение. В результате руководство УНИТА согласилось на переговоры. Однако под давлением США компания “Executive Outcomes” была вынуждена свернуть свою деятельность в Анголе.


«Executive Outcomes»


Примечательно, что у известной южноафриканской компании "De Beers Consolidated Mines Ltd.", основанной Сесилом Родсом в 1888 году и контролирующей 80% мировой добычи алмазов и практически весь рынок бриллиантов, главными партнерами в Конго и в Западной Африке были ливанские торговцы (2).

Одним из самых влиятельных из них являлся Имад Бакри, который был главным поставщиком оружия для УНИТА (2) , поэтому понятно прохладное отношение представителей компании "De Beers Consolidated Mines Ltd." к деятельности компании “Executive Outcomes”.

В Анголе к 1995 году численность УНИТА достигла 63 тысяч человек. Планы её демобилизации, предусмотренные соглашением в Лусаке от 20 ноября 1994 года, не были выполнены (3).

Хотя УНИТА приостановила боевые действия, но её отряды продолжали удерживать алмазодобывающие регионы в Анголе.
Миротворческие силы ООН в феврале 1995 года были преобразованы в UNAVEM-3, а с июля 1997 года - в MONUA (Missao de Observasao das Nacoes Unidas em Angola).

В июне 1998 года после авиакатастрофы по невыясненным обстоятельствам, в которой погибли несколько руководителей миссии ООН в Анголе, силы УНИТА перешли в наступление и захватили несколько населенных пунктов. В декабре 1998 года в Анголе началась полномасштабная война. Миссия ООН не имела значительного успеха, и в феврале 1999 года по просьбе правительства Анголы она была закрыта. Осенью 1999 года правительственные войска Анголы перешли в наступление, нанеся серьезное поражение УНИТА, захватив её базы снабжения и центр в Андуло (3).

В январе 1995 года компания «Executive Outcomes» получила контракт с правительством Сьерра-Леоне на подготовку армии Сьерра-Леоне и, фактически, на проведение боевых операции против повстанцев Объединенного революционного фронта (Revolutionary United Front), которые к тому времени вошли в столицу Сьерра-Леоне Фритаун и захватили контроль над рудниками оксида титана «Sierra Rutile» и бокситов «Sierramoco» (1).


«Executive Outcomes» в Сьерра-Леоне

Предполагалось, что компании каждый месяц боевых операций был оплачен суммой от одного миллиона до одного миллиона двухсот тысяч американских долларов. В своей деятельности компания использовала три вертолета Ми-17 и один Ми-24, закупленные в России и пилотируемые сначала белорусскими и российскими экипажами, а затем и южноафриканскими экипажами.


Вертолет ЧВК «Executive Outcomes» в Сьерра-Леоне

Компания «Executive Outcomes» направила до трех сотен своих служащих в Сьерра-Леоне. В апреле-мае 1995 года от повстанцев был очищен Фритаун, а в августе этого же года от повстанцев силами компании был очищен и алмазоносный район Koibu. Позже был организован силами компании вертолетный десант на штаб Обьединенного революционного фронта, в результате которого штаб был уничтожен (1).

Для операции в Сьерра-Леоне была привлечена и другая частная военная компания - International "Charter Incorporated-ICI", базировавшаяся в американском штате Орегон (4).
Ее менеджмент состоял из бывших военнослужащих сил специального назначения США, чья задача была без привлечения внимания к роли США подготовить "миротворческий" контингент армии Нигерии и осуществлять его боевое и тыловое обеспечение в зоне боевых действий (4).

Впрочем, на практике в Сьерра-Леоне повстанцы, прославившиеся планомерным отсечением конечностей и выкалыванием глаз своим противникам (известно, что боевики RUF убили пять тысяч человек и ампутировали руки, ноги или выкололи глаза еще нескольким тысячам), нападали и на нигерийские войска, поэтому в боях пришлось участвовать и американцам. Компания ICI для работы в Сьерра-Леоне также использовала вертолеты Ми-8 с "русскими" экипажами (4).

В итоге в ноябре 1996 года было подписанно соглашение о мире в Сьерра-Леоне, а в феврале 1997 года контракт с компанией правительством Сьерра-Леоне был прекращен.

В 1998 году другая ЧВК - американская компания MPRI - от Пентагона получила контракт на подготовку вооруженных сил Экваториальной Гвинеи, а в 2000 году компания MPRI получила контракт на проведение реформы армии Нигерии.

Появление западных ЧВК в Африке было вызвано аналогичными проблемами, ибо миротворческие войска ООН показали свою неэффективность в Африке, лишенной былой колониальной системы управления.

Примером является война в Руанде, где в октябре 1990 года вспыхнуло восстание племени хуту, составлявшего большинство населения Руанды, против находившегося у власти племени тутси. Армия Руанды и милицейские вооруженные формирования племени хуту - «Interahamwe» - начали погромы племени тутси, в ходе которых погибли, по разным данным, от полумиллиона до миллиона тутси.

Тутси организовались в Руандийский патриотический фронт и смогли перейти в наступление и с помощью Уганды захватить власть.

В соседней Бурунди, где к власти пришли тутси, тогда как хуту, поделившиеся на несколько группировок, развернули партизанскую войну, опираясь на поддержку из Заира и Анголы, с 1993 года тоже началась гражданская война, в которой погибли 200 000 человек, а 1200 000 - оказались беженцами.

Миссия ООН в Руанде (UNAMIR) появилась лишь в октябре 1993 года на основании резолюции № 872 Совета Безопасности ООН. Ее численность составляла 2548 человек с постепенным увеличением до 5820 человек (3).

К маю 1994 года была установлена относительная безопасность, но лишь в треугольнике Кибуйе - Джиконгоро - Сьянгугу в зоне ответственности французского воинского контингента.

Однако войска миротворцев не смогли предотвратить новой резни в апреле 1995 года в лагере беженцев тутси в Кибехо. В итоге в конфликт вмешались войска Уганды, вошедшие на территорию Руанды. В результате миссия ООН в Руанде была закрыта (3).

В итоге на территории соседнего Заира оказались как лагеря беженцев-тутси, так и лагеря беженцев-хуту, послужившие мобилизационной базой для создания вооруженных отрядов.

Эти отряды стали участниками гражданской войны в Заире (Конго) между повстанцами Лoрaна Кабилы, которого поддержали американцы, и президентом Заира Мoбуту, которого поддержали французы.

Лоран Кабила был выходцем из провинции Катанга и одним из членов движения Патриса Лумумбы. Кабила находился в союзных отношениях и с одним из вождей тутси в Руанде Полом Кагаме - министром обороны Руанды, ставшим позднее ее президентом.
Президент же Заира Мобуту Сесе Секо враждебно относился к тутси, находившихся на территории Заира и представлявших для него постоянную угрозу, и поддерживал хуту.

7-го октября 1996 года вице-губернатор провинции Южный Киву на востоке Заира издал указ о высылке всех тутси из его провинции в течении шести дней. Это вызвало восстание тутси. Уже 10-го октября тутси напали на лагерь беженцев-хуту под городом Лемера, а затем восстание расширилось по всему Восточному Заиру. Было созданно движение ADSO (Alliance des Forces Democratiques poor la Liberation du Congo-Zaire) во главе с Леоном Кабилой, в которое вошли как отряды тутси, так и отряды, подчиненные непосредственно Кабиле, в том числе племенные ополчения племени банту провинций Северное Киву и Южное Киву - так называемые маи-маи (5). Общая численность сил ADSO достигала десятка тысяч человек.

Армия Заира, как быстро выяснилось, оказалась неспособной противостоять тутси. У Мобуту боеспособными оказались лишь президентская гвардия - DSP,отдельное подразделение военной разведки - SARM,батальон специального назначения –Dragon - и десантный корпус общей численностью до 15 тысяч человек (5). Остальная армия Заира, как и силы жандармерии численостью до сотни тысяч человек показали себя небоеспособными. Полсотни танков, до двух сотен БТР и БМП, как и десяток легких штурмовиков MB-326 и пять истребителей Mirage-5 находились в нерабочем состоянии.

Силы повстанцев ADSO в течение месяца при подержке армии Руанды установили контроль над Восточным Заиром, захватив города Увиру, Букава и Гома, и разгромили находившиеся здесь лагеря хуту в боях под Мунгунга в ноябре 1996 года (5).
5). . 5).

После захвата Восточного Заира в декабре был осажден город Кисангани, а 12 декабря Кабила обьявил перемирие. Однако Мобуту, возвратившись из Швейцарии, отдал приказ начать контрнаступление 18 декабря на направлениях Буния-Бени и Физи-Барака. Впрочем, контрнаступление было отбито.

Мобуту тогда объявил мобилизацию, сумев «поставить под ружье», согласно Коновалову, до 26 тысяч человек. Обучение армии Заира осуществляли инструкторы из Франции и Израиля. Так как в Заире находились две французские разведгруппы - одна из состава 13-го парашютно-десантного полка, а вторая из состава Десантной группы «Коммандос», Мобуту заключил договор с французской военной разведкой о создании «Белого легиона» во главе с бельгийским наемником Кристианом Тавернье (5).
В состав легиона были набраны три сотни человек из Франции, Бельгии и Италии, а основную массу составили наемники из боснийских и хорватских сербов -ветеранов войны 1991-95 годов в бывшей Югославии (5).



 

Сербские наемники Кабилы

Согласно материалам судебного процесса, прошедшего в 2012 году по факту военных преступлений в Боснии против одного из участников этого легиона -Франца Коса, словенца по национальности, военнослужащего 10-го диверсантского отряда армии Республики Сербской, набор в Сербии осуществлял сотрудник французской разведки Югослав Петрушич - серб по национальности, действовавший в координации с военной безопасностью Армии Республики Сербской и управлением государственной безопасности Сербии (6). Основную массу из ста двадцати наемников, набранных в два набора, составили ветераны 10-го диверсантского отряда, чей командир Милорад Пелемиш также находился в легионе (6). Набор осуществлялся через компанию «Geolink», один из владельцев которой - Слободан Лазаревич, бывший сотрудник военной безопасности армии Республики Сербская Краина, который в ходе судебного процесса в Международном трибунале в Гааге давал свидетельские показания против Слободана Милошевича в пользу генерала армии Хорватии Антэ Готовины (6). Когда осенью 2011 года Слободан Лазаревич, имевший также и французское гражданство, вместе с французским гражданином Филипом Вердоном был захвачен в Мали местной Аль-Каидой, выяснилось, что и Лазаревич, и Вердон были сотрудниками французских спецслужб (7).


Сербские наемники Кабилы

В состав «Белого легиона» были включены вертолеты МИ-24 с французскими и белорусскими пилотами, французские вертолеты Puma Пума и Gazelle, а также закупленные в Югославии легкие штурмовики «Галеб» и «Ястреб» и сохранившиеся на вооружении ВВС Заира истребители Mirage-5. Легион был дислоцирован в учебном лагере под Кисангани, откуда его силы вместе с двухтысячным контингентом элитных заирских частей должен был 20-го января начать контрнаступление при поддержке десятитысячных сил хуту, находившихся южнее от Кисангани (5). Кроме того, еще по две с половиной тысячи заирских солдат были дислоцированы в районах Кинду-Локанду и Калемие. Инструкторы «Белого легиона» были распределены по частям армии Заира для их подготовки (5). Хотя в начале наступления авиация «Белого легиона» уничтожила несколько колонн сил ADSO, а силы легиона и заирских войск разбили один отряд ADSO под деревней Муенго, наступавший на город Кинду, наступление не удалось. Тавернье уже 2-го февраля все свои силы снял с фронта и сконцентрировал в Кисангани. Однако после того, как 1-го марта был захвачен город Кинду, уже 15-го марта пал и Кисангани, а силы «Белого легиона» были эвакуированы в Киншасу, а оттуда - за границу (5). К весне 1997 года силы Кабилы насчитывали сорок тысяч человек. В середине мая они вошли в Киншасу. К тому времени Мобуту ушел в отставку с должности президента Заира (5). 18-го мая Леон Кабила провозгласил себя президентом демократической республики Конго, вернув стране старое название, а 22-го мая его силы установили полный контроль над территорией страны. Тем не менее, отдельные отряды хуту продолжали вести партизанскую войну против Кабилы, а затем против него выступили и племена маи-маи.

В соседнем Конго в 1998 году также вспыхнули бои между правительственными войсками президента Дени Сассу-Нгессо, с одной стороны, и отрядами «Ниндзя» бывшего президента Паскаля Лиссубе и отрядами «Зулусы» бывшего премьер-министра Бернару Колеле, с другой стороны (3).

Через два года боевые действия в ДРК опять возобновились, так как силы тутси на северо-востоке страны вступили в конфликт с правительством Кaбилы, получив поддержку Уганды.

2-го августа 1998 года подразделения армии ДРК, созданные из тутси 10-ая пехотная бригада, дислоцированная в Гоме, и 12-ая пехотная бригада, дислоцированная в Букаве, подняли восстание (5).

Отряд повстанцев во главе с полковником Джеймсем Кабарере на самолетах прибыл в учебный лагерь Китона в Нижнем Конго, где проходили принудительную переподготовку пятнадцать тысяч бывших солдат Мобуту, и поднял там восстание против Кабилы.

Силами тутси было созданно «Конголезское движение за демократию (Rassemblent Congolais pour la Democratie), которое насчитывало около пятидесяти тысяч бойцов (5).

Его недостатком было отсутствие бронетехники, авиации и тяжелой артиллерии. Однако так как силы тутси полностью контролировались руководством Руанды, последняя ввела на территорию ДРК двенадцатитысячный воинский контингент. Союзником повстанцев стало ангольское движение УНИТА, чей четырехтысячный контингент также находился в ДРК (5). Вместе с тем бывшие силы Мобуту создали собственное «Движение Освобождения Конго(Mouvement de Liberation du Congo)», которое находилось под контролем правительства Уганды, также отправившего на север ДРК, контролировавшийся этим движением, шестнадцатитысячный воинский контингент.

Военная полиция армии Уганды

Бурунди также отправила на помощь повстанцам шестнадцатитысячный воинский контингент и выделила для их поддержки группу речных катеров. Численость армии Леона Кабилы оценивалась в сто сорок тысяч человек, притом что большая ее часть разбежалась и костяк составили президентская гвардия, силы военной полиции, силы быстрого реагирования и 50-ая пехотная бригада общей численностью пятнадцать тысяч человек. Эти силы располагали двумя сотнями единиц бронетехники (5).

На стороне Кабилы воевали также силы хуту из Руанды и Бурунди, достигавшие численности пятидесяти тысяч человек. Но главной силой Кабилы были воинские контингенты Анголы, пославшей сюда пятитысячную воинскую группировку с большим числом танков и поддерживаемую авиацией. Важную роль сыграла также Зимбабве, отправившая до одиннадцати тысяч военнослужащих в составе полка «коммандос», десантного полка, разведывательного полка и «бронекавалерийского» полка «Grey scouts» (5). Армия Зимбабве снабжалась оружием британцем Бреденкампом, который снабжал оружием еще Южную Родезию. Бреденкамп благодаря поддержке Мугабе сыграл важную роль в Конго, сначала снабжая Кабилу оружием, а после победы Кабилы получивший в разработку рудники с кобальтом (8).

Экономические интересы западных ТНК были ключевыми в этой войне. Отправка сюда двухсоттысячного воинского контингента Намибии, как и участие в боевых действиях частной военной компании «Executive Outcomes» может быть объяснено лишь подобными интересами. Участие же в этой войне на стороне Кабилы Чада, отправившего двухтысячный воинский контингент, объясняется тем, что этот контингент был оплачен Ливией, чье руководство, видимо, имело свои интересы в ДРК (5).

В итоге в Демократической Республике Конго началась новая война между вооруженными отрядами тутси, поддержанными войсками Уганды, Руанды и Бурунди, и армией Кaбилы и союзными ей силами хуту, а также против подразделений армий Анголы, Чада, Намибии и Зимбабве.

Бронетанковые подразделения армии Анголы смогли отбить наступление повстанцев на столицу, куда были отправлены десантники из Зимбабве, поддержанные вертолетами AB-412 и истребителями-бомбардировщиками F-7 (МиГ-21).
Подразделения армии Руанды продемонстрировали свое превосходство над армией Зимбабве, пытавшейся воевать с опорой на высадку десантов, которые часто попадали в засады руандийских подразделений (5).

Хотя 19-го января 1999 года было подписанно в Лусаке в Замбии соглашение о приостановлении огня, после окончания сезона дождей наступление повстанцев возобновилось.Повстанцы наступали на направлениях Лумумбаши, Мбужи-Майи и Мбандаку.
В боях тяжелые потери понесли контингенты как Зимбабве, чей батальон в боях под Кабиндой был разгромлен, так и Уганды, потерявшей до 230 военнослужащих в боях за Мбужи-Майи (5).
11-го июля 1999 года было подписанно соглашение о мире в Лусаке, согласно которому все иностранные войска должны были быть выведены из ДРК.

Однако в августе 1999 года в ДРК начались столкновения как между войсками Уганды и Руанды в районе Кисангани, так и между поддерживавшими их группировками тутси. «Конголезское движение за демократию (Rassemblent Congolais pour la Democratie)» раскололось на две части со штабами в Кисангани и в Гома.
Воспользовавшись столкновениям в рядах былых союзников, Леон Кабила довел армию до числености в 56 тысяч человек и закупил большое количество вооружений в государствах бывшего СССР и в бывшей Югославии, а также в Китае и КНДР. В Грузии было закуплено десять штурмовиков Су-25, а в Иране -оперативно-тактические ракетные комплексы (5).

Конголезский Су-25

Хотя был заключен договор о вводе военных наблюдателей ООН, это не помешало возобновлению войны, и в мае 2000 года войска Руанды атаковали подразделения армии Уганды под Кисангани.

Воспользовавшись этим, отряды хуту атаковали в этом же 2000 году город Увира, находившийся под контролем тутси.
Армия Кабилы совместно с войсками Зимбабве начала наступление на позиции тутси в провинции Шаба. Однако правительство Анголы отказалось поддерживать Кабилу и начало переговоры о мире с Руандой и Угандой.

В результате силы тутси и армии Руанды перешли в контрнаступление в провинции Шаба и захватили город Пвето.
16-го января 2001 года Леон Кабила был убит в своей резиденции заговорщиками из рядов собственной армии. Его сменил его сын Жозеф Кабила. В 2001-2002 годах активных боевых действий не велось. 27-го сентября под давлением США правительство Руанды начало вывод войск из ДРК, однако тут же в ДРК возобновились боевые действия между тутси и маи-маи в провинциях Северное Киву и Южное Киву (5). В мае 2003 года на северо-востоке ДРК в провинции Итури начались вооруженные столкновения между племенами ленду и хема (3). Конфликт, происходивший вокруг города Буния, был окончен с прибытием французского воинского контингента и войск ООН, однако боевые действия между племенами продолжились. 30-го июня 2003 года между Жозефом Кабилой и «Конголезским движением за демократию (Rassemblent Congolais pour la Democratie)» и «Движением Освобождения Конго (Mouvement de Liberation du Congo)» был подписан мир, согласно которому Жозеф Кабила сохранял командование над Генеральным штабом и ВМС, «Конголезское движение за демократию (Rassemblent Congolais pour la Democratie)» получало контроль над сухопутными войсками, «Движение Освобождения Конго (Mouvement de Liberation du Congo)» - над ВВС, а страна делилась на десять военных округов, во главе которых встали вожди племенных группировок. В стране был дислоцирован девятнадцатитысячный воинский контингент ООН. Экономика ДРК работала так, что западные ТНК под охраной частных военных компаний бесприпятственно эксплуатировали полезные ископаемые.

Это не воспрепятствовало новому восстанию тутси в июне 2004 года в провинциях Северное Киву и Южное Киву. Полковник Лоран Нкунда, возглавивший восстание, располагал пятью бригадами и годами противостоял слабой армии ДРК, а в октябре 2007 года успешно отбил наступлении не только армии Кабилы, но и войск ООН, несмотря на примененную последними бронетехнику и на поддержку с воздуха с индийских вертолетов Ми-35. Лишь 22-го января 2009 года полковник Нкунда был арестован в ходе спецоперации союзной до того армии Руанды.

Всего по приблизительным подсчетам ООН в ходе войны 1996-2003 годов в ДРК погибли до четырех миллионов человек.
Ставки американцев на армии Сенегала и Нигерии в западной Африке и на армии Уганды и Кении в восточной Африке для применения их в миротворческих миссиях себя не оправдала. Поверхностный подход к их подготовке, основанной на краткосрочных курсах, не затрагивал сути африканских армий, так что большая часть финансовых средств, выделенных США, просто разворовывалась военно-политическими верхами. Неуспех миротворческих войск ЭКОМОГ в Гвинее-Бисау и в Сьерра-Леоне, пассивное поведение миротворцев Африканского союза в Сомали доказывают, что ставка американцев на страны африканского континента – проигрышное дело. В данном случае африканские страны не имеют подготовленного высшего и отчасти среднего командного кадрового состава, способного самостоятельно выполнять боевые задачи. К тому же сокращение численности французского военного контингента в Африке до пяти тысяч человек нанесло серьезный удар по способности союзника США — Франции — проводить самостоятельные операции в Африке. Созданные же «межрегиональные силы» из армий стран бывших французских колоний (Ганы, Намибии, Гвинеи, Кабо-Верде, Кот-д’Ивуара, Мавритании, Мали, Сенегала и португалоязычной Гвинеи-Бисау) на практике оказались небоеспособными, хотя и проводились несколько учений этих сил .
В итоге в Мали в 2012 году французам пришлось опять вводить собственные войска, дабы предотвратить приход к власти исламских фундаменталистов.

Французские войска в Мали

Еще одна опора ООН в Африке – ЮАР - не имеет ключевого значения в миротворческих операциях ООН в Африке, так как вследствие политики ООН при борьбе против апартеида ЮАР не имеет больше той эффективной армии, которую она имела в 80-х годах, когда ее войска смогли в ходе операции «Протея» поставить кубинские войска перед угрозой разгрома.

Совершенно ясно, что военная безопасность в Африке – вещь хрупкая и готова рухнуть при первом же масштабном наступлении тех же исламских фундаменталистов из Судана и Сомали при широкомасштабной поддержке извне, а тем более при прямом участии воинских контингентов стран северной Африки, Ближнего и Среднего Востока, ибо других сил, готовых нарушить равновесие, на африканском континенте просто нет.

НАТО в настоящее время не имеет необходимого количества войск и для участия в операциях в Афганистане. Его региональное командование «Юг» со штабом в Неаполе ныне имеет возможность участия лишь в относительно небольших миротворческих операциях в Средиземноморье и в борьбе с нелегальной эмиграцией.

То же самое относится и к созданным в составе «Западноевропейского союза» «Южным евросилам».

Единственная сила на данный момент в Африке – это США, создавшие в 2008 году военное командование в Африке - AFRICOM. Данное командование располагает ограниченным контингентом морской пехоты, способным решать задачи в отдельно взятой стране, и упор делает на подготовку союзных армий.

AFRICOM развернул свою деятельность во многих африканских государствах, как, например, в Эфиопии, Судане (в Дарфуре), Уганде, Руанде, Конго, Сейшельских островах, Мали, Нигере, Сенегале, Нигерии, Либерии ,Камеруне, Габоне, Кении, ЮАР, Танзании.

Им была развернута программа AFRICAP (Africa Peacekeeping), в рамках которой предусматривались тыловая поддержка, обучение и подготовка вооруженных сил, строительство, охрана морского судоходства, обеспечение снаряжением, оперативное командование, авиационное наблюдение (encompasses logistics support, construction, military training and advising, maritime security capacity building, equipment procurement,operational deployment for peacekeeping troops, aerial surveillance and conference facilitation ) с приоритетными направлениями на вооруженные силы Южного Судана, миротворческие силы Африканского союза (African Union -AU) в Сомали, как и на вооруженные силы правительства Сомали, вооруженные силы Конго (Заира), Либерии и Сьерра-Леоне и на миротворческие силы Экономического сообщества Западной Африки (Economic Community of West African States -ECOWAS).

11-го сентября 2009 года Государственный департартамент США ( US Department of State) объявил, что в ходе тендера, проведенного в рамках программы AFRICAP (Africa Peacekeeping), на которую было выделено 1,5 миллиарда долларов, контракты, разделенные на равные части по 375 миллионов долларов, получили четыре компании - PSI (Protection Strategies Inc), DynCorp International, AECOM и PAE (Pacific Architects and Engineers). По большому счету, главной целью было противодействие угрозе американских интересов как от сил радикального ислама, связанных с Аль-Каидой, так и от экспансии Китая в Африке. Ради этой цели осуществлялась и другая программа - ACOTA (Africa Contingency Operations Training and Assistance), находившаяся под контролем Пентагона. Согласно ей до конца 2010 года силами командования (это около 3500 инструкторов) должны быть подготовлены 75 000 военнослужащих африканских армий. Как раз в этой области и получили контракты частные военные компании. Например, с началом операций сил Африканского союза в Сомали частные военные компании MPRI и PAE получили контракты на подготовку воинских контингентов Уганды и Бурунди, составлявших основу миротворческих сил Африканского союза- AMISOM.


Военнослужащие армии Уганды в составе миротворческих сил Африканского союза – AMISOM - в Сомали

В октябре 2011 года был начат ввод воинского контингента армии Кении на юг Сомали в рамках операции армии Кении «Protect the Nation». Ее воинский контингент численостью в 1600 военнослужащих быстро стал увеличиваться, и кенийские войска расширили свои операции и на центр страны.

Армия Кении в Сомали

Воспользовавшись этим, миротворческие войска Африканского союза –AMISOM, достигшие к тому времени числености девяти тысяч человек и имевшие в своем составе военных советников из ЧВК PAE Group, в декабре 2011 года - январе 2012 года нанесли удар по силам «Аль-Шабааб» в Могадишо, отбросив их на окраины.

Боевики «Аль-Шабааб»

Переход летом-осенью 2012 года воинского контингента армии Кении, поддержанного авиацией и вертолетами, совместно с вооруженными силами переходного правительства Сомали и силами Африканского союза – AMISOM - в наступление против сил «Аль-Шабааб» привел к тому, что «Аль-Шабааб» потеряло свои позиции под Могадишо и в нескольких ключевых городах.
Тем не менее, командование «Аль-Шабааб» сумело сохранить свою организацию и основную массу личного состава, и его силы продолжили вести активные боевые действия.

То, в каком направлении будут развиваться события, зависит от способности армий Кении, Уганды, Бурунди и Эфиопии вести в Сомали боевые операции, ибо без их поддержки силы Переходного правительства Сомали неспособны противостоять противнику.
Помимо этого в Кении проживают около двух с половиной миллионов сомалийцев. Здесь влиятельна исламская община, что может способствовать перенесению боевых действий на территорию Кении.
То, насколько взрывоопасно положение в Кении, показали массовые беспорядки, произошедшие в главном порту Кении Момбаса после убийства 27 августа 2012 года неизвестными шейха Абуда Рого. Смерть этого шейха, находившегося в списке Государственного департамента как лицо, связанное с Аль-Каидой, вызвала беспорядки в Момбасе и столкновения кенийских мусульман с полицией Кении. В ходе столкновений, в которых погибли несколько человек, протестующими мусульманами были сожжены несколько церквей. Были совершены и вооруженные нападения против полиции с применением стрелкового оружия и ручных гранат, в ходе которых погибли два офицера полиции, а еще шестнадцать полицейских были ранены.

В Африке в силу нестабильности ситуации деятельность ЧВК важна и для обеспечения деятельности различных государственных и частных западных корпораций, в том числе по охране районов проживания специалистов данных компаний. Так, например, в Кении широко представлена в данной области компания "G4S", а в Уганде - компания «Saracen», которые, нанимая местный персонал, а также нанимая по подряду местные охранные компании, ведут активную деятельность.

В Нигерии, особенно в дельте Нигера, где был заметен рост влияния тех групп исламских фундаменталистов (самые влиятельные организации из них:Боко Харам, Хизбах,Аль-Сунна Уал Джамма, Мухаммад Юсуф Мовемент), которые выступают за ведение вооруженной борьбы против "христианского" юга и западных нефтяных компаний, такого же рода охранную деятельность ведут такие ЧВК, как Control Risk, Erinys International, Armor Group, Triple Canopy.

Армия Нигерии

Армия Нигерии, ведущая активные боевые действия против Боко Хаарам, также в своем составе имеют военных советников из ЧВК MPRI, переименованной впоследствии в Engility Corporation.

Все возрастающая оперативность в действиях ЧВК, которые в Африке стали проникать в места вооруженных конфликтов уже до появления там американской армии, говорит о том, что они становятся самостоятельным фактором в американской политике.
В данном случае американская армия, скорее, следует развивающейся политической обстановке и с ростом угроз увеличивает финансирование программ подготовки армий африканских государств. Не вдаваясь в вопросы того, насколько политика современного международного сообщества способствует умиротворению Африки, что, собственно, на примере Ливии более чем очевидно, следует отметить, что для ЧВК в условиях продолжающихся войн отсутствует главное условие успешной деятельности ЧВК - наличие воинских подразделений армий НАТО или их крайне ограниченное количество. Тем самым ситуация, в некотором роде, вышла из под контроля, а современными СМИ преувеличивается степень влияния американской политики и проводящих это влияние ЧВК на те или иные страны, участвующие в войнах.

Войны в Сомали, в Судане и в Ливии поставили новые вопросы перед современными частными военными компаниями, ибо в данном случае имеет место совершенно иная ситуация, нежели в войнах в Ираке и Афганистане, где данные компании и заняли столь важное место.В данном случае требуется значительно более высокий уровень подготовки сотрудников и организации деятельности ЧВК, нежели это имело место в Ираке и Афганистане, где оперативному руководству этих ЧВК возможно было одним вызовом в штаб соседней американской части решить все проблемы как в отношениях с командованием местных вооруженных сил, так и при нападении сил противника. В Африке подобный вызов является куда более проблематичным делом, и потому к тендерам на контракты в соответствии с правилами «ACOTA Contract Procedure Guide» допускаются такие компании, как MPRI и PAE, чье руководство и сотрудники имеют многолетний опыт воинской службы и участия не только в программах подготовки, но и в ведении операций специального назначения.

Организация ЧВК дает возможность осуществлять краткосрочное и, при необходимости, долгосрочное планирование операций, что показательно на примере Африки, где деятельность ЧВК органически связана с планами и деятельностью командования AFRICOM. Так программы обучения - POI (Program of instruction), подготавливаемые компаниями MPRI и PAE, проходят процесс верификации в командовании AFRICOM согласно требованиям правил ведения операций по поддержке мира - PSO(Peace Support Operations). Помимо этого программы по инженерно-саперной подготовке данных операций согласовываются в противоминных центрах - МАК (Mine Action Centre), созданных по инициативе ООН в ряде африканских стран.

Саперы миротворческих сил Африканского союза – AMISOM - в Сомали

Отбор сотрудников ЧВК для программы ACOTA осуществляется руководством компаний исходя из требований командования AFRICOM и полученного опыта деятельности самих компаний.
Использование ЧВК дает возможность командованию AFRICOM действовать более оперативно, ибо сама отправка воинских подразделений для подготовки иностранных армий требует сложной процедуры в конгрессе США и в государственном департаменте США.

Впрочем, то, что происходит в Африке, вполне возможно будет со временем привычной картиной и для остального мира.
Как писал Клаузевиц, война – это продолжение ведения политики, а от политики, в свою очередь, зависит любая экономика, что, собственно, и дает простор для деятельности ЧВК. Вместе с тем любая политика зависит и от национального, расового и религиозного факторов. Экономики, которыми руководят англичане, немцы, русские, арабы, таджики, американцы и бразильцы работают на различных принципах. Большую роль играет и то, какая расовонациональная группа составляет основную массу рабочей силы, прежде всего квалифицированной. Экономический подъем в Европе второй половины 20-го века был использован для заселения миллионов африканцев, созданный из которых менеджмент сведет Европу к африканскому уровню. Это неизбежно приведет к фрагментации государственных органов по принятому в Африке и Азии сценарию. Проще говоря, западный мир примет характерные для Третьего мира пороки - трайбализм и коррупцию, ибо среда мигрантов, из которой недавно Ангела Меркель призывала набирать больше государственных служащих, своей психологией немногим отличается от среды своих «национальных» государств. В таких условиях это неизбежно скажется на вооруженных силах западных государств, которые и так деградируют под политическим давлением леволиберальных кругов. Вряд ли, конечно, владельцы современных транснациональных корпораций особо обеспокоены подобным развитием событий, ибо, видимо, они и задали такой ход этим событиям. Однако для более эффективной защиты интересов собственных компаний они, очевидно, будут все шире привлекать ЧВК, основанные на последнем ныне действующем стимуле - деньгах. Это дает определенный оперативный простор для аналогичной деятельности и менее влиятельным силам в мире в соответствии с предположениями профессора Иерусалимского университета Мартина ван Кревельда, сделанными в его книге «Трансформация войны» о будущей «фрагментации» войны (9). Подобная «фрагментация», согласно Мартину ван Кревельду, означала целый веер раличных действий - от террористических до партизанских и от политического экстремизма до экономического саботажа.

В таких условиях деятельность ЧВК становится важным фактором боевых действий.

Угандийские сотрудники ЧВК ”EODT” в Ираке

Устав американской армии FM 3-90.119, посвященный ведению операций по борьбе против СВУ, уже сейчас рассматривает ЧВК составной частью операций американской армии в целом ряде положений. По сути, происходит закономерный процесс, когда военную стратегию определяют не политики, а владельцы транснациональных корпораций. Для последних же все больший интерес ныне представляет Африка. А так как использовать там американскую армию в силу отсутствия четко определенного противника там, в общем-то, тяжело, современные ЧВК играют роль своего рода оперативного механизма по управлению местными африканскими вооруженными силами.


Список используемых источников
"Executive Outcomes-Against all Odds".Eeben Barlow.Galago Publishing.2010
"Conflict Diamonds are Forever".Сайт "The Center for Public Integrity"
«Современные проблемы миротворчества в Африке». Полковник В. Гаврилов, кандидат психологических наук,полковник С. Шатров. «Зарубежное военное обозрение»
"Privatizing Combat, the New World Order". 2002 .Сайт "The Center for Public Integrity" организации "The International Consortium of Investigative Journalists"
«Великая Африканская война». Иван Коновалов-«Чужие войны». Центр анализа стратегий и технологий. Москва. 2012 год. Под редакцией Руслана Пухова.
“Srpsko-francuzski James Bond”. Nedim Hasić.“Slobodna Bosna”. 01.12.2011- Broj 786.
„Srbin otet u Maliju radio za francuzku obaveštajnu službu“. Vladimir Matvski. “Blic“.
"The Field Marshal". Сайт "The Center for Public Integrity" организации "The International Consortium of Investigative Journalists".
«Трансформация войны». Мартин ван Кревельд. Москва. 2005 г. «Альмина бизнес букс» - «Ирисэн» (The transformation of war «Martin von Creveld).
“Global Security “ http://www.globalsecurity.org
Статья «Private military company:a legitimate international entity within modern conflict» By major S.Goddard, Australia B.A., University of New South Wales, Fort Leavenworth, Kansas. 2001.
"LOGCAP 101:An Operational Planner’s Guide".Colonel Karen E. LeDoux. "Army Logistic University" http://www.almc.army.mil/
Сайт http://closeprotectionpsdjobs.blogspot.com/
«Кровавые» алмазы Зимбабве http://ruleaks.net/1378
"The Adventure Capitalist". Сайт "The Center for Public Integrity".
"The Influence Peddlers". Сайт "The Center for Public Integrity".
"Drugs, Diamonds and Deadly Cargoes". Сайт "The Center for Public Integrity".
"The Merchant of Death". Сайт "The Center for Public Integrity".
Сайт «MilitaryPhotos» www.militaryphotos.net



 

Прикрепления:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block content

Вопрос священнику



Священник Московской патриархии РПЦ Дмитрий Ненароков


 

 



Copyright MyCorp © 2017 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО