Среда, 23.08.2017, 15:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Категории каналов

  Памяти бойцов 1 казачьего отряда Вышеградской бригады ВРС в Восточной Боснии  

Главная » 2014 » Май » 24 » Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск
21:54
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск

В  статье « Давние казачьи предки» на основе многочисленных летописей, хроник, сказаний, трудов казачьих историков и писателей, других источников было показано, что в обозримой ретроспективе корни у такого явления, как казачество однозначно скифо-сарматские, потом сильно наложился тюркский фактор, потом ордынский. В ордынский и послеордынский периоды Донские, Волжские и Яицкие казаки сильно обрусели за счёт массового притока новых бойцов с Руси. По этой же причине Днепровское казачество не только обрусело, но и сильно облитвинилось за счёт притока новых бойцов с земель Великого Княжества Литовского. Произошло такое вот своеобразное этническое переопыление. Казаки же Приаралья и с низовьев Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи не могли обрусеть по определению, по религиозным и географическим причинам, поэтому сохранились Кара-Калпаками (в переводе с тюркского Чёрными Клобуками). Они очень мало контактировали с Русью, но усердно служили Хорезму, среднеазиатским Чингизидам и Тимуридам, о чём есть множество письменных свидетельств. То же самое казаки прибалхашские, жившие по берегам озера и по рекам впадавшим в Балхаш. Они сильно омонголились за счёт притока новых бойцов с азиатских земель, усилив собой военную мощь Могулистана и создав Казакские ханства. Так история де-факто развела казачий этнос по разным этногосударственным и геополитическим квартирам. Чтобы разделить де-юре казачьи субэтносы, только в 1925 году советским указом необрусевшие центрально-азиатские казаки (называемые в царское время киргиз-кайсаками, т.е. киргизскими казаками) были переименованы в казахов. Как это ни странно, но корни у казаков и казахов одни, произносятся и пишутся латиницей (до недавнего прошлого и кириллицей) названия этих народов абсолютно одинаково, но этноисторическое опыление очень разное.


****
В XV веке роль казачества в приграничных с Русью районах резко возрастает ввиду непрекращающихся набегов кочевых племен. В 1482 году, после окончательного распада Золотой Орды, возникли Крымское, Ногайское, Казанское, Казахское, Астраханское и Сибирское ханства. 
 
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск
Рис. 1 Распад Золотой Орды
 


Эти осколки Орды находились в постоянной вражде между собой, а также с Литвой и с Московским государством. Ещё до окончательного распада Орды, в ходе внутриордынских усобиц, московиты и литвины поставили под свой контроль часть ордынских земель. Безначалие и смуты в Орде особенно замечательно было использовано литовским князем Ольгердом. Где силой, где умом и хитростью, где мздой он включил в свои владения многие русские княжества, в том числе территории днепровских казаков (бывших чёрных клобуков) и поставил себе широкие цели: покончить с Москвой и Золотой Ордой. Днепровские казаки составляли вооружённые силы до четырёх тем или 40000 хорошо обученного войска и оказались весомой поддержкой политики князя Ольгерда. И именно с 1482 года начинается новый, трёхвековой период восточноевропейской истории – период борьбы за Ордынское наследство. В ту пору мало кто мог предположить, что заштатное, хотя и динамично развивавшееся, Московское княжество в конечном итоге окажется победителем в этой титанической борьбе. Но уже спустя менее века после распада Орды, при царе Иване IV Грозном, Москва объединит вокруг себя все русские княжества и покорит значительную часть Орды. В конце XVIII в. при Екатерине II под Московской властью окажется почти вся территория Золотой Орды. Разгромив Крым и Литву, победоносные вельможи царицы-немки поставили жирную и окончательную точку в многовековом споре за Ордынское наследство. Более того, в середине XX века при Иосифе Сталине на короткое время московиты создадут протекторат над всей территорией Великой Монгольской Империи, созданной в XIII в. трудом и гением Великого Чингисхана, включая и Китай. И во всей этой послеордынской истории казаки приняли самое живое и активное участие. А великий русский писатель Л. Н. Толстой считал, что «вся история России сделана казаками». И хотя в этом высказывании, безусловно, есть преувеличение, но, окинув внимательным взглядом историю Российского государства, можно констатировать, что все значительные военные и политические события в России не обошлись без активнейшего участия казачества. Но всё это будет потом.

А в 1552 году царь Иван IV Грозный предпринимает поход на самое мощное из этих ханств – наследников Орды – Казанское. В том походе в составе русского войска участвовало до десяти тысяч донских и волжских казаков. Сообщая об этом походе, летопись отмечает, что Государь приказал идти из Нижнего Новгорода на Казань князю Петру Серебряному, «... а с ним дети боярские и стрельцы и казаки...». Из Мещеры на Волгу для перекрытия перевозов были посланы две с половиной тысячи казаков под командой Севрюги и Елки. При штурме Казани отличился со своими казаками донской атаман Миша Черкашенин. А казачье предание повествует, что во время осады Казани, молодой волжский казак Ермак Тимофеев, переодевшись татарином, проник в Казань, осмотрел крепость, и, возвратившись, указал места, наиболее выгодные для взрыва крепостных стен. 

После падения Казани и присоединения к России Казанского ханства военно-политическая обстановка резко изменилась в пользу Московии. Уже в 1553 году в Москву прибыли кабардинские князья бить челом царю, чтобы он принял их в подданство и защитил против крымского хана и ногайских орд. С этим посольством прибыли в Москву и послы от гребенских казаков, живших по реке Сунже и соседствовавших с кабардинцами. В том же году Сибирский царь Едигей прислал двух чиновников в Москву с подарками и обязался платить дань московскому царю. Далее Иван Грозный поставил задачу воеводам на взятие Астрахани и покорение Астраханского ханства. Московское государство должно было укрепиться на всем протяжении Волги. Следующий 1554 год для Москвы был насыщен событиями. С помощью казаков и московских войск на трон Астраханского ханства был посажен Дервиш-Али с обязанностью платить дань Московскому государству. После Астрахани на службу московского царя перешёл с днепровскими казаками гетман Вишневецкий. Князь Вишневецкий происходил из рода Гедиминовичей и был сторонником русско-литовского сближения. За это он был репрессирован королём Сигизмундом I и бежал в Турцию. Вернувшись из Турции, с разрешения короля, он стал старостой старинных казачьих городов Канева и Черкасс. Затем прислал послов в Москву и царь принял его с «казатством» на службу, выдал охранную грамоту и послал жалованье.

Несмотря на измену русского ставленника Дервиша-Али, Астрахань вскоре была покорена, однако судоходство по Волге оказалось в полной власти казаков. Волжские казаки были в это время особенно многочисленны и настолько прочно “сидели” в Жигулевских горах, что практически ни один караван не проходил мимо без выкупа или не был разграблен. Сама природа, сотворив Жигулёвскую петлю на Волге, позаботилась о чрезвычайном удобстве этого места для подобного промысла. Именно в связи с этим российские летописи впервые особо отмечают именно волжских казаков - в 1560 году записано: «... Казаки вороваху по Волге... Благочестивый же Государь послал на них воевод своих со многими ратными людьми и повеле их имати и вешати...». 1560-й год волжские казаки считают годом старшинства (образования) Волжского казачьего Войска. Иван IV Грозный не мог поставить под угрозу всю восточную торговлю и, выведенный из терпения нападением казаков на своего посла, 1 октября 1577 года направляет стольника Ивана Мурашкина на Волгу с приказом «...воровских волжских казаков пытать, казнить и вешать». Во многих работах по истории казачества имеется упоминание о том, что из-за правительственных репрессий многие волжские вольные казаки ушли - одни на Терек и Дон, другие на Яик (Урал), третьи, во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем, в Чусовские городки на службу к купцам Строгановым, а оттуда в Сибирь. Основательно погромив крупнейшее Волжское казачье войско, Иван IV Грозный провёл первое в российской истории (но не последнее) масштабное расказачивание.

ВОЛЖСКИЙ АТАМАН ЕРМАК ТИМОФЕЕВИЧ

Самым легендарным героем из казачьих атаманов XVI века, бесспорно, является Ермолай Тимофеевич Токмак (по казачьему прозвищу Ермак), покоривший Сибирское ханство и положивший начало Сибирскому казачьему Войску. Ещё до верстания в казаки, в ранней молодости этот поморский житель Ермолай сын Тимофеев за свою недюжинную силу и бойцовские качества получил своё первое и нехилое прозвище Токмак (токмак, токмач – массивная деревянная колотушка для трамбовки земли). Да и в казаках Ермак, судя по всему, также с молодых лет. Никто не знал Ермака лучше, чем его соратники – ветераны «сибирского взятия». На склоне лет те, кого пощадила смерть, жили в Сибири. Согласно есиповской летописи, составленной по воспоминаниям ещё живых соратников и противников Ермака, до сибирского похода казаки Ильин и Иванов уже знали его и служили с Ермаком в станицах не менее двадцати лет. Однако этот период жизни атамана документально не известен.

Согласно польским источникам, в июне 1581 года Ермак во главе волжской казачьей флотилии воевал в Литве против польско-литовских войск короля Стефана Батория. В это время его друг и сподвижник Иван Кольцо воевал в Заволжских степях с Ногайской Ордой. В январе 1582 г. Россия заключила Ям-Запольский мир с Польшей и Ермак получил возможность вернуться в родные края. Отряд Ермака прибывает на Волгу и в Жигулях соединяется с отрядом Ивана Кольцо и другими "воровскими Атаманами". До сего дня там есть село Ермаково. Здесь (по другим данным на Яике) их находит гонец от богатых пермских солепромышленников Строгановых с предложением идти к ним на службу. Для охраны своих владений Строгановым разрешалось строить крепости и содержать в них вооружённые отряды. Кроме того в пределах пермской земли постоянно находился отряд московских войск в крепости Чердынь. Обращение Строгановых привело к тому, что среди казаков произошел раскол. Атаман Богдан Барбоша, бывший до этoro главным помощником Ивана Кольцо, решительно отказался поступить в наём к пермским купцам. Барбоша увел с собой несколько казачьих сотен на Яик. После того как Барбоша и его сторонники покинули круг, большинство на круге перешло к Ермаку и его станицам. Зная, что за разгром царева каравана Ермак уже приговорен к четвертованию, а Кольцо к повешению, казаки принимают приглашение Строгановых идти в их Чусовские городки для защиты от набегов сибирских татар. Была и другая причина. В ту пору на Волге уже несколько лет полыхало грандиозное восстание поволжских народов. После окончания Ливонской войны с апреля 1582 г. на Волгу стали прибывать царские судовые рати для подавления восстания. Вольные казаки оказались как бы между молотом и наковальней. Они не желали участвовать в действиях против восставших, но и не приняли их сторону. Они решили покинуть Волгу. Летом 1582 года отряд Ермака и атаманов Ивана Кольцо, Матвея Мещеряка, Богдана Брязги, Ивана Александрова по прозвищу Черкас, Никиты Пана, Саввы Болдыря, Гаврилы Ильина в количестве 540 человек по Волге и Каме поднимается на стругах до Чусовских городков. Строгановы дали Ермаку кое-какое вооружение, однако оно было незначительным, поскольку вся дружина Ермака имела прекрасное вооружение.

Воспользовавшись удобным моментом, когда сибирский царевич Алей с лучшими войсками ушёл в набег на пермскую крепость Чердынь, а Сибирский хан Кучум был занят войной с ногаями, Ермак сам предпринимает дерзкое вторжение в его земли. Это был чрезвычайно дерзкий и смелый, но опасный план. Любой просчёт или случайность лишали казаков всякого шанса на возврат и спасение. Доведись им потерпеть поражение современники и потомки легко списали бы его на безумство храбрых. Но ермаковцы победили, а победителей не судят, ими восхищаются. Восхитимся и мы. Строгановские торговые суда уже давно бороздили уральские и сибирские реки, и их люди прекрасно знали режим этих водных путей. В дни осеннего паводка вода в горных реках и ручьях после сильных дождей поднималась и горные перевалы становились доступными для переволоки. В сентябре Ермак мог перевалить за Урал, но если бы он там замешкался до окончания паводков, его казаки не смогли бы перетащить свои суда через перевалы обратно. Ермак понимал, что только стремительное и внезапное нападение может привести его к победе, и потому спешил изо всех сил. Люди Ермака не раз преодолевали многоверстовую переволоку между Волгой и Доном. Но преодоление уральских горных перевалов было сопряжено с несравненно большими трудностями. С топором в руках казаки сами прокладывали себе путь, расчищали завалы, валили деревья, рубили просеку. У них не было времени и сил разровнять каменистый путь, вследствие чего они не могли волочить суда по земле, используя катки. По словам участников похода из есиповской летописи, они тащили суда в гору "на себе", иначе говоря, на руках. По Тагильским перевалам Ермак вышел из Европы и спустился с “Камня” (Уральских гор) в Азию. За 56 дней казаки преодолели более 1500 км, в т. ч. около 300 км против течения по Чусовой и Серебрянке и 1200 км по течению сибирских рек и достигли Иртыша. Это оказалось возможным благодаря железной дисциплине и твердой воинской организации. Ермак категорически запретил в пути всякие мелкие стычки с туземцами, только вперёд. Поимо атаманов казаками командовали десятники, пятидесятники, сотники и есаулы. С отрядом было три православных священника и один поп-расстрига. Ермак в походе жестко требовал соблюдения всех православных постов и праздников.

И вот уже тридцать казацких стругов плывут по Иртышу. На переднем ветер полощет казачье знамя: синее с широкой кумачовой каймою. Кумач расшит узорами, по углам знамени - причудливые розетки. В центре на синем поле - две белые фигуры, стоящие друг против друга на задних лапах, лев и ингор-конь с рогом на лбу, олицетворение “благоразумия, чистоты и строгости”. С этим знаменем воевал Ермак против Стефана Батория на Западе, с ним пришел и в Сибирь. В это же самое время лучшая сибирская рать во главе с царевичем Алеем безуспешно штурмовала русскую крепость Чердынь в Пермском крае. Появление на Иртыше казачьей флотилии Ермака было для Кучума полной неожиданностью. Он поспешил собрать на защиту своей столицы татар из ближних улусов, а также мансийских и хантских князьков с отрядами. Татары наскоро устроили укрепления (засеку) на Иртыше у Чувашева мыса и расставили множество пеших и конных воинов вдоль всего берега. 26 октября на Чувашовом мысу, на берегу Иртыша, разгорелся грандиозный бой, которым с противной стороны руководил сам Кучум. В этом бою казаки с успехом использовали старый и любимый приём «ладейной рати». Часть казаков с устроенными из хвороста чучелами, одетыми в казачье платье, плыла на стругах хорошо видимых с берега и непрерывно вела перестрелку с берегом, а основной отряд незаметно высадился на берег и в пешем строю стремительно атаковал с тыла конное и пешее воинство Кучума и опрокинул его. Хантские князьки, напуганные залпами, первыми покинули поле боя. Их примеру последовали мансийские воины, укрывшиеся после отступления в непроходимых Яскалбинских болотах. В этом бою войска Кучума были наголову разбиты, Маметкул ранен и чудом избежал плена, сам Кучум бежал, а его столицу Кашлык занял Ермак.
 
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск
Рис. 2 Покорение Сибирского ханства


Вскоре казаки заняли городки Епанчин, Чинги-Туру и Искер, приведя в покорность местных князьков и царьков. Местные ханты-мансийские племена, тяготившиеся властью Кучума, проявили миролюбие по отношению к русским. Уже через четыре дня после битвы первый князек Бояр с единоплеменниками явился в Кашлык и привез с собой много припасов. Татары, бежавшие из окрестностей Кашлыка, стали вместе с семьями возвращаться в свои юрты. Лихой набег удался. В руки казаков попала богатая добыча. Однако торжествовать победу было преждевременно. На исходе осени казаки уже не могли выступить в обратный путь. Началась суровая сибирская зима. Лед сковал реки, служившие единственными путями сообщения. Казакам пришлось вытащить струги на берег. Началось их первое трудное зимовье.

Кучум тщательно готовился к тому, чтобы нанести казакам смертельный удар и освободить свою столицу. Однако ему волей-неволей пришлось дать казакам более чем месячную передышку: надо было дождаться возвращения отрядов Алея из-за Уральского хребта. Вопрос шел о существовании Сибирского ханства. Поэтому во все концы обширного "царства" поскакали гонцы с приказом о сборе воинских сил. Под ханские знамена были призваны все, кто способен был носить оружие. Кучум вновь поручил командование своему племяннику Маметкулу, не раз имевшему дело с русскими. Маметкул отправился освобождать Кашлык, имея в своем распоряжении более 10 тысяч воинов. Казаки могли обороняться от татар, засев в Кашлыке. Но они предпочли обороне наступление. Ермак 5 декабря атаковал наступавшее татарское войско в 15 верстах к югу от Кашлыка в районе озера Абалак. Сражение было трудным и кровопролитным. Много татар полегло на поле боя, но и казаки понесли тяжелые потери. С наступлением ночной темноты бой прекратился сам собой. Несметное татарское войско отступило. В отличие от первого сражения у Чувашева мыса на этот раз не было панического бегства противника в разгар боя. Не было речи и о пленении их главнокомандующего. Тем не менее, Ермак одержал самую славную из своих побед над объединенными силами всего Кучумова царства. Воды сибирских рек были покрыты льдом и непроходимыми снегами. Казачьи струги давно были вытащены на берег. Все пути к отступлению были отрезаны. Казаки яростно дрались с врагом, сознавая, что их ждет либо победа, либо смерть. На каждого из казаков приходилось более двадцати неприятелей. Эта битва показала героизм и моральное превосходство казаков, она означала полное и окончательное завоевание Сибирского ханства.

Для извещения царя о покорении сибирского царства весной 1583 года Ермак посылает к Ивану IV Грозному отряд казаков в 25 человек во главе с Иваном Кольцо. Это был не случайный выбор. По мнению казачьего историка А.А. Гордеева, Иван Кольцо – это бежавший на Волгу племянник опального митрополита Филиппа и бывший царский окольничий Иван Колычев, отпрыск многочисленного, но опального боярского рода Колычевых. С посольством были отправлены подарки, ясак, знатные пленники и челобитная, в которой Ермак просил прощения за свои прежние вины и просил прислать в Сибирь на помощь воеводу с отрядом войск. Москва в ту пору тяжело переживала неудачи Ливонской войны. Военные поражения следовали одно за другим. Успех горстки казаков, разгромивших Сибирское царство, блеснул как молния во тьме, поразив воображение современников. Посольство Ермака во главе с Иваном Кольцо было принято в Москве очень торжественно. По сведениям современников, в Москве не было такой радости со времени покорения Казани. «Ермаку с его товарищи и всем казакам царём были прощены все их прежние вины, царь одарил Ивана Кольцо и прибывших с ним казаков подарками. Ермаку была пожалована шуба с царского плеча, боевые доспехи и грамота на его имя, в которой царь жаловал атамана Ермака писать Сибирским князем…». Иван Грозный приказал направить в подмогу казакам отряд стрельцов количеством 300 человек во главе с князем Семеном Болховским. Одновременно с отрядом Кольцо, Ермак отправил на Дон и Волгу атамана Александра Черкаса с казаками для набора добровольцев. После посещения станиц Черкас также оказался в Москве, где долго и упорно хлопотал и добивался отправки подмоги в Сибирь. Но Черкас вернулся в Сибирь с новым большим отрядом, когда уже ни Ермака, ни Кольцо, вернувшегося в Сибирь раньше, не было в живых. Дело в том, что весной 1584 г. в Москве произошли большие перемены - Иван IV умер в своём кремлёвском дворце, в Москве произошли волнения. В общей сумятице о сибирской экспедиции на время забыли. Прошло почти два года, прежде чем вольные казаки получили помощь из Москвы. Что же позволило им удержаться в Сибири при небольших силах и ресурсах в течение столь длительного времени? 

Ермак выстоял потому, что за плечами у казаков и атаманов были опыт длительных войн как с самой передовой европейской армией той поры Стефана Батория, так и с кочевниками в "диком поле". Их станы и зимовья со всех сторон на протяжении многих лет всегда окружали шляхта или ордынцы. Казаки научились одолевать их, невзирая на численный перевес неприятеля. Важной причиной успеха экспедиции Ермака явилась внутренняя непрочность Сибирского ханства. С тех пор, как Кучум убил хана Едигея и завладел его троном, прошло много лет, заполненных беспрерывными кровавыми войнами. Где силой, где хитростью и коварством Кучум смирил непокорных татарских мурз (князей) и обложил данью ханты-мансийские племена. Вначале Кучум, также как Едигей, платил дань Москве, но войдя в силу и получив известия о неудачах московских войск на западном фронте, занял враждебную позицию и стал нападать на пермские земли, принадлежавшие Строгановым. Окружив себя гвардией из ногайцев и киргизов, он упрочил свою власть. Но первые же военные неудачи немедленно привели к возобновлению междоусобной борьбы среди татарской знати. Сын убитого Едигея Сеид-хан, скрывавшийся в Бухаре, вернулся в Сибирь и стал угрожать Кучуму местью. С его помощью Ермак восстановил прежнее торговое сообщение Сибири с Юрджентом, столицей Белой Орды, расположенной на берегу Аральского моря. Ближний мурза Кучума Сеинбахта Тагин выдал Ермаку местопребывание Маметкула, самого выдающегося из татарских военачальников. Пленение Маметкула лишило Кучума надежного меча. Знать, боявшаяся Маметкула, стала покидать ханский двор. Карачи - главный сановник Кучума, принадлежавший к могущественному татарскому роду, перестал повиноваться хану и откочевал со своими воинами в верховья Иртыша. Сибирское царство разваливалось на глазах. Власть Кучума перестали признавать многие местные мансийские и хантские князьки и старейшины. Некоторые из них стали оказывать помощь Ермаку продовольствием. В числе союзников атамана были Алачей, князек крупнейшего хантского княжества в Приобье, хантский князек Бояр, мансийские князьки Ишбердей и Суклем из Яскалбинских мест. Их помощь имела для казаков неоценимое значение. 
 
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск
 
Рис. 3,4 Ермак Тимофеевич и присяга ему сибирских царьков
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск


После долгих проволочек в Сибирь с большим запозданием прибыл воевода С. Болховский с отрядом в 300 стрельцов. Ермак, тяготившийся новыми знатными пленниками во главе с Маметкулом, поспешил их немедленно, несмотря на наступающую зиму, отправить в Москву со стрелецким головой Киреевым. Пополнение мало обрадовало казаков. Стрельцы были плохо обучены, в пути расстратили свои припасы, а впереди их ждали тяжкие испытания. Зима 1584-1585 гг. в Сибири была очень суровой и для русских была особенно тяжела, кончились припасы, начался голод. К весне от голода и холода умерли все стрельцы вместе с князем Болховским и значительная часть казаков. Весной 1585 года сановник Кучума - мурза Карача обманным путем завлек на пир отряд казаков во главе с Иваном Кольцо, а ночью, напав на них, сонных перерезал всех до единого. Многочисленные отряды Карачи держали Кашлык в кольце, рассчитывая уморить казаков голодом. Ермак терпеливо выждал момент для нанесения удара. Под покровом ночи, посланные им казаки во главе с Матвеем Мещеряком, скрытно пробрались к ставке Карачи и разгромили ее. В бою были убиты два сына Карачи, сам он едва избежал гибели, а его армия в тот же день бежала прочь от Кашлыка. Ермак одержал еще одну блистательную победу над многочисленными врагами. Вскоре к Ермаку прибыли гонцы от бухарских купцов с просьбой защитить их от произвола Кучума. Ермак с остатком войска - около ста человек - двинулся в поход. Конец первой сибирской экспедиции окутан плотной пеленой легенд. На берегу Иртыша близ устья реки Вагай, где заночевал отряд Ермака, на них во время страшной бури и грозы напал Кучум. Ермак оценил обстановку и приказал садиться в струги. Меж тем татары уже ворвались в лагерь. Ермак отходил последним, прикрывая казаков. Тучу стрел выпустили татарские лучники. Стрелы пронзили широкую грудь Ермака Тимофеевича. Стремительные ледяные воды Иртыша поглотили его навсегда...

Три года длилась эта сибирская экспедиция. Голод и лишения, суровые морозы, бои и потери - ничто не могло остановить вольных казаков, сломить их волю к победе. Три года дружина Ермака не знала поражений от многочисленных неприятелей. В последней ночной стычке поредевший отряд отступил, понеся небольшие потери. Но он лишился испытанного вождя. Без него экспедиция продолжаться не могла. Прибыв в Кашлык, Матвей Мещеряк собрал Круг, на котором казаки решили идти на Волгу за подмогой. Ермак привел в Сибирь 540 бойцов, а уцелело только 90 казаков. С атаманом Матвеем Мещеряком они вернулись на Русь. Уже в 1586 году другой отряд казаков с Волги приходит в Сибирь и основывает там первый русский город - Тюмень, что послужило основой будущего Сибирского казачьего Войска и началом невероятно жертвенной и героической Сибирской казачьей эпопеи. А через тринадцать лет после гибели Ермака царские воеводы окончательно разгромили Кучума. 

История сибирской экспедиции была богата многими невероятными событиями. Судьбы людей претерпевали мгновенные и невероятные перемены, а зигзаги и выкрутасы московской политики не устают удивлять даже сегодня. История царевича Маметкула может служить ярким тому примером. После смерти Грозного знать перестала считаться с распоряжениями слабоумного царя Федора. Бояре и столичные дворяне по любому поводу затевали местнические споры. Всякий требовал себе высших постов, ссылаясь на «породу» и службу своих предков. Борис Годунов и Андрей Щелкалов в конце концов нашли средство образумить знать. По их распоряжению Разрядный приказ объявил о назначении на высшие военные посты служилых татар. По случаю ожидавшейся войны со шведами была составлена роспись полков. По этой росписи Симеон Бекбулатович занял пост первого воеводы большого полка – главнокомандующего полевой армией. Командиром полка левой руки стал … «царевич Маметкул сибирский». Дважды битый и разгромленный Ермаком, пленённый и посаженный казаками в яму, Маметкул был обласкан при царском дворе и назначен на один из высших постов в русской армии.

ОБРАЗОВАНИЕ ЯИЦКОГО ВОЙСКА

Одно из первых упоминаний о казаках на Яике связано с именем легендарного казачьего атамана Гугни. Он был одним из славных и храбрейших казачьих командиров в орде золотоордынского хана Тохтамыша. После походов Тамерлана на Золотую Орду и разгрома Тохтамыша, Гугня вместе со своими казаками откочевал на Яик, взяв в удел эти земли. Но легендарную известность он получил по другому поводу. В ту пору казаки хранили обет безбрачия. Приведя из похода новую жену, они прогоняли (или продавали, иногда даже убивали) прежнюю. Гугня не пожелал изменить своей ногайской красавице-жене, вступил с ней в законный брак и с тех пор прежний жестокий обычай был казаками оставлен. В семьях просвещённых уральских казаков доныне известен тост за бабушку Гугниху – покровительницу уральских казачек. Но массовые поселения казаков на Яике появились позднее.

Годы 1570-1577 отмечены в русских летописях как годы борьбы волжских казаков с Большой Ногайской Ордой, чьи кочевья начинались сразу за Волгой. Оттуда ногаи постоянно вторгались в Русские земли. Правитель Большой Ногайской Орды хан Урус давно порвал мирные сношения с Москвой. Его послы обивали пороги ханского дворца в Бахчисарае. Они домогались посылки нового турецко-татарского войска на Астрахань и обещали, что Ногайская орда окажет им на этот раз действенную помощь. Крымцы вели свою игру с Россией и не слишком доверялись обещаниям ногайцев. Действия вольных казаков связывали силы Ногайской орды и в целом отвечали московским интересам в Заволжье. Используя благоприятный момент, волжские казаки трижды совершали нападения на столицу Ногайской Орды - город Сарайчик - и трижды его сжигали, освобождая из ногайского плена угнанных туда русских людей. Походы на Сарайчик возглавляли атаманы Иван Кольцо, Савва Болдырь, Богдан Барбоша, Иван Юрьев, Никита Пан. Однако в 1578 году атаманы Иван Юрьев и Митя Бритоусов вновь разгромили Сарайчик..., но поплатились на плахе своими головами - Московскому царю в тот момент война с ногайцами была невыгодна. Царские послы вели переговоры об участии ногайских войск в Ливонской войне. Набег состоялся не вовремя и атаманы пали жертвой “высокой политики”.

В 1577 году, опасаясь репрессий правительственных войск стольника Мурашкина, часть “воровских” волжских казаков под началом атаманов Кольцо, Нечая и Барбоши уходит к устью Яика (Урала), на северный берег Каспийского моря. Вместе с ними на Яик ушли ватаги Волжских атаманов Якуни Павлова, Якбулата Чембулатова, Никиты Уса, Первуши Зея, Ивана Дуда. В 1582 году после ухода ермаковцев в Сибирь, а Барбоши и других атаманов на Яик, война с ногайцами закипела с новой силой. Отряды Барбоши разгромили в очередной раз столицу Ногайской Орды Сарайчик и, построив выше по течению Яика укрепленный городок, основали Яицкое (Уральское) казачье Войско. Хан Урус был вне себя от гнева, когда узнал об этом. Несколько раз он пытался сбить казаков с куреня, но безуспешно. В 1586 году новые полчища ордынцев подошли к Яицкому городку - несколько тысяч против четырех сотен казаков... Однако крепость ногаи взять не смогли, а казаки не стали долго в ней отсиживаться. В конном порядке вышли за стены, разделились на шесть отрядов и разгромили врага. Поражение Уруса на Яике имело такое же значение для судеб южного Приуралья, как и разгром Кучума для судеб Сибири. Царское правительство поспешило воспользоваться плодами всех побед вольных волжских казаков над Ногайской ордой. Уже летом 1586 года московский посланник уведомил хана Уруса о том, что царь Федор приказал выстроить крепости в четырех местах: «на Уфе, да на Увеке, да на Самаре, да на Белой Воложке». Так было высочайше повелено основать нынешние российские города-миллионники Уфу, Самару, Саратов и Царицын. Хан Урус тщетно протестовал. Он был занят безуспешной войной с Барбошей и царские воеводы могли строить укрепления, не опасаясь нападений кочевников. Ногайцы напрасно надеялись и на помощь крымцев. В Крыму вспыхнули кровавые междоусобицы. Спасая жизнь, царевич Мурат-Гирей бежал из Крыма на Русь и стал вассалом царя. Москва приступила к подготовке большого наступления против Крымской орды. В Астрахань прибыли воеводы с полками. Появление крупных сил отрезвило хана Уруса. Мурат-Гирей, отправившийся в Астрахань вслед за воеводами, убедил его вновь перейти под покровительство Москвы. Но казакам не были известны эти зигзаги московской политики.
 
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск
Рис. 5 Казаки Уральские



Разрядный приказ распорядился привлечь для похода на Крым волжских и яицких вольных казаков. Воевода вновь построенной Самарской крепости спешно выслал на Яик гонца с грамотой. Приглашая атаманов на государеву службу, воевода клялся, что царь «для их службы велит вины их им отдели». В казачьем городке на Яике собрался круг. Вновь шумели молодцы, бросали шапки наземь старые атаманы. Верх взяли Богдан Барбоша и другие «воровские» атаманы. Они не хотели служить царю, как прежде не желали идти «в наём» к Строгановым. Но часть казаков, во главе с атаманом Матюшей Мещеряком, отправилась для царской службы в Самару. В 1586 году воевода князь Григорий Засекин в устье реки Самара в месте ее впадения в реку Волга основал крепость Самара. Гарнизон крепости состоял из городских казаков, дворян-иноземцев и смоленских шляхтичей, поверстанных в казачью службу. Задачами гарнизона-крепости Самара были: оборона от набегов кочевников, контроль за водным путем и торговлей, а также за волжской казачьей вольницей, по возможности привлекая ее на государеву службу или же карая за неповиновение. Надо отметить, что городовые казаки “не стеснялись” ловить за вознаграждение “воровских” казаков, считая это вполне нормальным явлением и подходящей службой (оттуда и пошла знаменитая игра “Казаки-разбойники”). Так, герой многих ногайских походов атаман Матюша Мещеряк, по дороге на государеву службу угнал в ногайских кочевьях косяк лошадей более 500 голов. Придя на Волгу, он расположился станом неподалеку от Самары. Ногайский хан обратился с жалобой на казаков воеводе Засекину. Московскому государству тогда конфликт с ногаями был не нужен, и по приказу Засекина Матюша Мещеряк и пять его товарищей были схвачены и заключены в Самарский острог. Сидя в тюрьме, Матюша Мещеряк предпринимает отчаянную попытку спасения. Он ухитряется составить заговор с целью захвата крепости. Заточенным в остроге казакам удалось вступить в сговор с частью Самарского гарнизона, недовольной Засекиным. Посланы были гонцы в Жигулевские горы к вольным волжским казакам с просьбой о помощи. Случайность провалила заговор. В “расспросе” на пытке казаки признали свои “вины”. О происшедшем было доложено в Москву. Государева грамота, привезенная Постником Косяговским, гласила: “Матюшу Мещеряка да иных их товарищей пущих (Государь) велел казнить пред послы смертною казнию...”. В марте 1587 года в Самаре, на городской площади, перед ногайскими послами московской властью был повешен лихой Яицкий атаман Матюша Мещеряк и его товарищи, принесенные в жертву “высокой” московской политике. Вскоре за разгром персидского посольского каравана был схвачен и казнён давний соперник Ермака атаман Богдан Барбоша. Другие атаманы стали сговорчивее.

Первое упоминание о “государевой” службе яицких казаков относится к 1591 году, когда по Указу царя Федора Иоанновича воеводам - боярину Пушкину и князю Ивану Васильевичу Сицкому - было приказано: “...На непослушника своего татарского князя Шевкальского послать на семь лет с Терека рать свою, а для службы велел Государь Яицким и Волжским атаманам и казакам идти в Астрахань к стану..., всех казаков собрать для шевкальской службы: волжских - 1000 человеку да яицких - 500 человек”. Именно 1591 год и является официально годом начала службы Яицких казаков. От него исчисляется старшинство Уральского казачьего Войска. В 1591 году волжские казаки вместе с яицкими участвовали в походе русских войск на Дагестан против Шамхала Тарковского. Исполняя “службу государеву”, участвовали во взятии столицы Шамхальства - города Тарки. В 1594 году они вновь, в количестве тысячи человек в отряде князя Андрея Хворостинина воевали с Шамхалом.

Уход на Яик и в Сибирь части Волжских казаков (преимущественно «воровских») не сильно ослабил Волжское казачество, если считать, что только в ставке атамана Ермака (современное село Ермаково в Жигулевских горах Самарской области) в то время было свыше 7 000 казаков. Более того, несмотря на исход и правительственные репрессии, Волжское Войско продолжало оставаться ещё достаточно сильным и в более позднее время - в XVII-XVIII вв. Другая часть волжских казаков, ушедшая на Терек, на “гребни” Кавказских гор, послужила основой образования Терского и пополнением Гребенского казачьих Войск. Но это уже другая история.

http://whitepageshistory.ru/blog/43251625229/Obrazovanie-Volzhskogo-i-YAitskogo-Kazachih-Voysk

Прикрепления:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block content

Вопрос священнику



Священник Московской патриархии РПЦ Дмитрий Ненароков


 

 



Copyright MyCorp © 2017 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО