Воскресенье, 24.09.2017, 04:32
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Категории каналов

  Памяти бойцов 1 казачьего отряда Вышеградской бригады ВРС в Восточной Боснии  

Главная » 2015 » Февраль » 24 » Олег Валецкий. Тяжелые бронетранспортеры и тактика сухопутных войск
19:34
Олег Валецкий. Тяжелые бронетранспортеры и тактика сухопутных войск

Боевые действия в Донбассе вновь показали то, насколько незащищена пехота в бою. Хотя об этом написанны сотни статей, и разные эрудиты соревнуются в знаниях о тех или иных образцах новейшей бронетехники, на Донбассе можно наблюдать как повторяется картина двадцати-тридцатилетней давности с пехотой на броне танков и БМП, а то и на обычных грузовиках и легковых автомобилях или же в пешем порядке.

Война в Донбассе ведется на удивление топорно, чему с российской стороны причины очевидны - для этого было достаточно посмотреть фотографии с некоторых армейских учений, где десятки единиц бронетехники движутся в линейных боевых порядках, да еще и вместе с пехотой.

Нравиться эта война кому-то или нет, однако она ныне стала играть ключевую роль в отношениях между США, ЕС и Российской Федерацией, и именно на ней, а не на выставках по продаже бронетехники, сегодня решаются вопросы мировой политики.

Украинская армия в данном плане от формирований ополчения отличалась только в худшую сторону, ибо ею командовали офицеры той же советской школы. Их единственный  боевой опыт после 1991 года заключался в действиях двух украинских батальонов (240-го в Боснии и Герцеговине и 60-го в Хорватии) в составе миротворческого контингента ООН в 1992-95 годах, как и в действиях ее 5-ой механизированной бригады в Ираке с августа 2003 по декабрь 2005 года.

Несмотря на то, что войны в Ираке и в Югославии предоставляли возможность оценить изменившийся характер боевых действий, этого не было сделано ни в России, ни на Украине.

Как пишет Андрей Маркин в своей статье «Тактические уроки двух последних войн Ирака для общевойскового командира» («Солдат удачи» №5-6 (176-177) май-июнь 2009): «… В ходе первой войны в Ираке (1991) и на допартизанском этапе второй войны (2003), господство в воздухе решило многое, но не все. Бои между подразделениями иракской армии, мало пострадавшими от воздушных налетов, и сухопутными подразделениями антииракской коалиции, при отсутствии поддержки с воздуха, имели место. Все они были проиграны иракской стороной без причинения сколько-нибудь существенных потерь противнику. Списать это на общее превосходство врага было бы чрезмерным упрощением. Иракская армия была вооружена все же не камнями и дубинами и далеко не все дезертировали с поля боя. Не следует также ограничиваться оперативно-стратегической оценкой войны, нужно рассматривать ее тактические уроки. Особенно в связи с тем, что Российская армия далеко не всегда может рассчитывать на материальный паритет с рядом потенциальных противников».

Поэтому мало удивительного в том, что у обоих сторон конфликта приходилось наблюдать, как пехота пытается наступать в пешем порядке за танками, что часто приводило к ее отсечению от бронетехники стрелковым огнем, после чего бронетехника уничтожалась.

Хотя отсутствие хорошо защищенной бронетехники у сил ДНР привело к большим потерям в боях за аэропорт Донецка, подобное использование пехоты продолжало повторяться еще не раз.

Одновременно колонны бронетехники украинской армии нередко попадали в засады и после того как пехота, находившаяся в грузовиках и на броне, рассеивалась огнем, танки начинали расстреливаться средствами противотанковой борьбы как на полигоне.

Также следует отметить, что, к примеру, БМП-2 показав себя хорошо для ведения огневой подержки пехоты и для выполнения задач по разведке и сопровождению колонн, для ведения боя с пехотой «под броней» оказалась просто непригодной, так как ее броня с броней танков, которые она была должна прикрывать, не шла ни в какое сравнение.

Соответственно и разработанная еще в 80-х годах тактика боевых действий в паре танка и БМП в данном случае была невозможна.

Хотя опыт боевых действий в Косово и Метохии в 1999 году показал, что большое скопление бронемашин представляет хорошую мишень для авиации, и потому командиры подразделений армии Югославии стремились максимально разрядить боевые порядки с маскировкой бронетехники в условиях полного господства авиации НАТО в воздухе, в ходе боевых действий на Донбассе можно было часто наблюдать, как колоны бронетехники периодически накрываются артиллерией и авиацией противника.

Сама необходимость разрежения боевых порядков противника до войны в Донбассе многократно оспаривалась тем, что надо войска прикрывать системой ПВО. На практике же командирам подразделений и частей пришлось сталкиваться с недостатком сил и средств ПВО и превосходством противника в воздухе.

Также давно было уже известно, что современные средства противотанковой борьбы, которые пехота, якобы, и должна подавлять огнем с ходу, в основном находятся под защитой брони или укрытий, а пехотный огонь не может быть прицельным, так как стрелки должны вести огонь в движении.

Вряд ли можно сочетать скорость танков и БМП в бою (минимум 20-30 км/ч) со скоростью тяжело нагруженных солдат, который вряд ли может превысить скорость в 5-6 км/ч. О подобном противоречии не раз уже указывалось, об этом, в частности, писал майор Баранов в статье "О способах атак"[1] на основании чего давал рекомендацию, что пехота должна идти в атаку под укрытием брони.

Очевидно что наступая в одних порядках с танками, БМП не имели нужды в повышенных требованиях к их огневой мощи и амфибийности. Главным требованием, предъявляемым к БМП, является бронезащита, даже, возможно, лучшая, чем у танка и не случайно, что в американской армии прорабатывался вопрос о создании новой БМП на танковой базе, взамен не особо удачной БМП М-2 Bradly.  Ведь само создание БМП было вызвано не необходимостью увеличить огневую мощь войск, а улучшить защищенность пехоты.

Сами БМП же нужны для переброски пехоты до тех рубежей, за которыми начинается труднопроходимая и опасная для танков местность.

Так, Германия, развивая свою БМП "Marder-2", увеличила ее вес до 42 тонн при вооружении 50 миллиметровой пушкой. Однако такое развитие все равно не уравняло защищенность танка и БМП, а к тому же было делом довольно дорогостоящим и небыстрым. Не важно, насколько современными будут образцы боевой техники, важно какова будет скорость перевооружения новой техникой.

Как раз подобное решение сегодня имеется в виде переоборудования устаревших танков в так называемые «тяжелые» БТР.

Тяжелые БТР (согласно западной классификации - Heavy Armoured Pensonnel Carrier) создаются на базе танков. Еще в ходе операции в Нормандии 1944 года вследствие больших потерь канадцы создали 72 БТР Priest Kangaroo, взяв за основу американскую гаубицу М7 Priest (на базе танка Sherman), с которой было снято 105-миллиметрвое орудие. И этот БТР перевозил два десятка человек. В дальнейшем новые БТР канадская армия получила переустройством танков РАМ (ПАМ), созданных на основе американских М3 Lee Grant, и эти БТР в количестве около трех сотен очень хорошо себя показали в боях, снизив до минимума потери пехоты. В дальнейшем канадцы создали БТР Grizzly на базе американских танков М4AZ Shermah, и эти БТР были способны перевозить десяток солдат. Все указанные канадские БТР имели слабое место – отсутствие крыши, но в целом для того времени их создание было делом весьма передовым.

В ходе арабо-израильской войны американская армия обнаружила, что американские БТР и М113 являются весьма легкой мишенью и к участию в боях с хорошо вооруженным противником не приспособлены. Установка дополнительных  бронемодулей Toga и динамической защиты Zelda особого положения не меняла. Один из массовых эксплуатантов M113 – израильская армия, решила использовать снимавшийся с вооружения британский танк Centurion, с которого снимались дополнительные модули брони и динамической защиты. Вооружение нового БТР Nagmashot (Nose qeisot meshurjen – это БТР на иврите, а “Shot” – название в Израиле танка  Centurion), состояло из четырех пулеметов калибра 7,62.

БТР Nakpadon

Вследствие увеличения  минной опасности и использования боевиками Хезбаллах фугасов мощностью 30-50 кг, на БТР Nagmashot была проведена модернизация с целью усиления бронезащиты дна, в результате чего возник БТР Nagmachon. Помимо экипажа из трех человек эти БТР перевозили десант в 4-5 человек.

БТР Nagmachon

На  базе БТР Nagmashot были также созданны пятидесятитонные БТР Puma (Poretz Morshim Honta-safi), оснащенные минными тралами и ракетной системой залпового огня Carpet применявшую термобарические (аэрозольные) БЧ ракет для проделывания проходов в минных полях. Этот БТР был вооружен также тремя управляемым дистанционо 7.62 мм пулеметами FN MAG и одним 60 мм минометом устанавливаемые в модуль управления вооружения  Samson.

Еще один подобный БТР Nakpadon созданный в варианте ремонтно-эвакуационной машины, был оснащен более мощным двигателем Continental AVDS-CA (622, W) при улучшенной бронезащите.

БТР Puma

Армия Израиля для создания тяжелых БТР использовала и захваченные у арабов танки Т-54 и Т-55 (в израильской армии соответственно Tiran-4 и Tiran-5), оснащавшиеся здесь новыми двигателями и 105-миллиметровыми пушками. При модернизации в БТР эти танки оснащались двигателями Detrot+Diesel 8V-71TTA и трансмиссией Allison НТ6-411-4, что давало возможность установить двери с правой стороны задней части корпуса. Несмотря на то, что башня была снята, масса этого БТР Achzanit была увеличена до 44 тонн (36 тонн у Т-54 и Т-55) вследствие установки дополнительных модулей брони.

После опыта боевых действий 2004 года в Секторе Газа и высоких потерь БТР М 113, использовавшихся армией США еще во Вьетнаме, на базе танков Merkava Mark I было начато производство тяжелых БТР Namer (первоначально называвшийся Nemmera).

Первые такие БТР на базе шасси Merkava Mark I поступили на вооружение Армии Израиля в 2005 году как экспериментальные образцы, тогда как в 2008 году они поступили на вооружение.

В том же году была представленна на выставе «Rishon LeZion»  БМП Namer на базе шасси танка Merkava Mark IV .

БТР Namer перевозил двенадцать пехотинцев и был оснащен двигателем  Teledyne Continental AVDS-1790-9AR от танка Merkava Mark III.БТР так же был вооружен пулеметами калибра 12,7 мм M2 Browning, автоматическим гранатометами Mk 19, пулеметами калибра 7.62 мм FN MAG и 60 мм минометами устанавливаемые в модуль управления вооружения  Samson.

Для БМП Namer существовал вариант вооружения 30 мм автоматической пушкой и ПТРК Spike.

Подобные тяжелые БМП развиваются так же и в США (ASM на базе танка М1), Великобритании – FIFV/TICV, Германии – Panzer 2000-NGP.

В Иордании с помощью южноафриканского бюро Mechanology Development Bupeav of SA и британской компании Hello был  создан БТР АВ-14 Temsah на базе танка Centurion, но с улучшенной бронезащитой (вес 46 тонн).

В России после опыта с модернизацией танков Т-54 в БТР-Т (показан на выставке в Омске в 1997 году), недостаток которого заключался в отсутствии дверей в задней части корпуса. Был развит БМП-Т на базе Т-72, являющимся большим шагом вперед, так как десант уже располагался с обеих сторон корпуса, и этот БТР был оснащен пулеметом ПКТ (либо АГ-30).

БМПТ

Практика войны в Донбассе показала, что именно такие тяжелые БТР и могут служить для наступления пехоты «под броней». 

_____________________

[1] Военный вестник, 1991 год, № 3 

Источник

Прикрепления:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block content

Вопрос священнику



Священник Московской патриархии РПЦ Дмитрий Ненароков


 

 



Copyright MyCorp © 2017 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО