Суббота, 19.08.2017, 12:17
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Категории каналов

  Памяти бойцов 1 казачьего отряда Вышеградской бригады ВРС в Восточной Боснии  

Главная » 2014 » Май » 19 » Рассказ (Гринкевич В.Н. Даньшин С.С.) «Армянский хутор»
16:11
Рассказ (Гринкевич В.Н. Даньшин С.С.) «Армянский хутор»

Работая офицером-воспитателем казачьего кадетского класса в школе, зашел я однажды после обеда проведать как проводится занятия по начальной военной подготовке. Преподавателем у нас был полковник Даньшин Александр Александрович из казачьего кадетского корпуса им. Шолохова. Он же Атаман Кузьминского Хуторского Казачьего общества Союза Казаков России. Занятия  проводились интересно, дети его любили, с интересом слушали и очень часто не хотели отпускать по окончании урока. Уж очень интересно он рассказывал разные истории и байки. В такой момент  и застал я их. Ребятам было пора уже идти на прогулку, но никто не хотел уходить. Все с открытыми ртами слушали. И вот о чем поведал любимый преподаватель Сан Саныч.

    « По долгу службы судьба забросила меня в конце восьмидесятых прошлого столетия на Кубань. Было лето, было тепло. Счастливые люди. Гортанный говор. Фрукты, смех. Чистый синий воздух. Настолько чистый, что не слышно как работают легкие.

    Кругом все благоухало от цветов в садах, которые простирались аж до самого горизонта, где вырисовывался четкий силуэт Кавказских гор. Чириканье певчих птиц доносилось откуда-то сверху. Краснодарский край можно было бы  сравнить с земным раем. Этого мог не заметить только человек, лишенный всяческого вкуса к жизни.

   Мой проводник Петр Иванович горячо расхваливал здешние места, говорил он как-то быстро, с украинским акцентом, но удивительно понятно. Во всем его облике, от нелепых желтых сандалей до такого же цвета соломенной шляпы, коротких, не достающих до щиколоток клетчатых брюк, некогда модных узких «дудочек», давно потерявших под южным солнцем цвет, и такой же бесцветной тенеске на худощавом торсе, чувствовалась огромная любовь к этим местам, к этим на удивление добрым людям. В маленьком городке его знали все, и он знал каждого взрослого до третьего колена. И это никого не удивляло. Так как он родился и вырос здесь, здесь он нашел свое счастье, женившись на полной и юркой хохотушке Даше из строительной бригады отделочников единственного СМУ на весь населенный пункт, носившего почему-то номер 17. Отслужил он срочную службу во Внутренних войсках где-то в Сибири, стал более стройным и при своем немалом росте был завистью всех местных девчат. Сюда нужно приплюсовать природный юмор, доброту, желание помочь людям. Начальник милиции местного отделения так прямо и сказал, вручая новенький паспорт младшему сержанту запаса Внутренних войск:

- Товарищ Грищенко Петр Иванович, тебе скоро 25 лет, ты комсомолец, у тебя есть медаль за отличие при задержании особо-опасного преступника в Молдавской Республике. Кому, как не тебе идти в органы. Наводить порядок надо, а кадров на местах не хватает,  участковых нет. У меня хутора оголены, такие как Армянский, Красный Яр и Красный Кут.

    Вот так Петр стал участковым после двухнедельной учебы в самом городе Краснодаре. Начальник при встрече нового сотрудника милиции поздравил с вступлением в должность, дал напутствие, проинструктировал.

- Сначала, Петр, ты пойдешь в отпуск. Отпуск даю не для баловства, а чтобы ты женился, так как  негоже начинать службу в сельской местности бобылем.

   В общем, отпустил начальник его со словами:

- Жду в ближайшие три дня приглашения на свадьбу.

    Легко сказать-женись.А где искать невесту эту? Опечалился Петр в первые пять минут, а потом молодость и веселый характер взяли верх.

    Захотелось Петру Грищенко сладкого. Зашел на рынок и увидел бойкую распродажу ранних арбузов крикливым армянином. Стал прицениваться, долго выбирать, крутить в руках спелые овощи. Спросил:

- Ара, откуда арбузы?

Тот сказал, что с Армянского хутора. Петр обрадовался, уже хотел расплатиться за взятый арбуз, но тут подбежала хохочущая девушка, пылая здоровьем и молодостью, слегка полноватая для своего малого роста, схватила у опешившего Петра арбуз и расплатилась с продавцом. Старый армянин рассмеялся, Петр и девушка тоже. Так Петр познакомился с Дашей.

   За три дня Петр очаровал ее своими рассказами об армии, о том, что он будет продолжать службу в милиции. Даше он признался в том, что у него есть задача особой важности. Доверить свой секрет он может только ей, если она возьмется ему помочь. Даша согласилась, и тут же попала в коварный план молодого человека и начальника милиции района. Даше ничего не оставалось делать, как согласиться отдать девичье сердце и руку Петру. Далее было знакомство с родителями, которые быстро организовали свадьбу. На свадьбе присутствовал начальник РОВД, который торжественно вручил ключи от пустующей хаты в хуторе Красный Кут. Работ у молодых не   было конца. Настало время самостоятельной жизни, первые покупки элементарных вещей, посуды, мебели. Первая поездка к морю в г.Туапсе на местной электричке. За веселый нрав, трудолюбие и желание помочь другим, семью Грищенко полюбили жители всех трех хуторов.

    Обстановка была хорошая, но иногда баловалась молодежь. Выпивали по праздникам и стенка на стенку дрались. Правда без поножовщины и другого криминала. О наркотиках и разговора не было. Были только мечты куда поехать работать или учиться.

    Вот так вкратце мне и поведал о своей жизни отставной старший лейтенант милиции Грищенко. Еще он рассказал, что два их взрослых сына стали механизаторами и живут на Армянском хуторе со своими женам и детьми, куда он со своей теперь уже бабушкой Дашей ходят проведывать внуков и сыновей с невестками.

    Петр Иванович мне сказал:

- Александрович, а давай прежде чем ты начнешь работать по своему плану, я тебя познакомлю с людьми кое-какими.

    Сказал он это не только с хитроватой улыбкой, но и с чувством гордости и неуловимой таинственности.

    Меня заинтересовало последнее. В чем же таинственность?

    На хуторе есть такое, что ни в сказках сказать, ни пером описать. Взять хотя бы соседа деда Гапона. Пришел он с войны после ранения и контузии немым, плохо слышащим. Руки золотые, и душа хорошая. Попросила одна бабка его в 1965 году крышу камышовую перекрыть. Взялся за дело дед Гапон славно ловко. Все горит в его руках. Крыша получается как у новой хаты. Да человек предполагает, а Бог располагает. Не успел Гапон крышу докрыть, как припустил осенний дождь. А такой дождь кровельщику всегда не помощник. Спешил, спешил мастер, да не доглядел что сидит на коньке уже у самого края крышы. Поставив предпоследний пучек камыша и потеряв бдительность, дед Гапон полетел вниз как мешок с деревенскими овощами. Упав, он вскочил с ошалелым взглядом раненного зверя, с ревом и матюгами побежал по единственной и длинной хуторской улице, пугая редких прохожих коров, возвращавшихся домой с пастбища. Была буря, была стихия и у деда Гапона с матом и криком уносилась боль и горечь последней войны. Наступили утро. Наступил новый день. Весь хутор уже знал, что дед Гапон, бывший немой и наполовину глухой, стал говорить без умолку и хорошо слышать, только в его речи преобладал мат. Да еще такой отборный, что местные пьянчужки, стыдливо отворачивались.

    Приехали врачи, обследовали деда, сказали что все будет хорошо, но поменьше говорить нужно, так как может от перенапряжения сорвать голосовые связки, все-таки 20 лет молчал. А если не в моготу, то пишите на бумаге свои мысли. Об этом случае писала местная газета  «Красный пахарь».

-      Но что в этом особенного, где чудо?

-  А все просто и гениально. Дед Гапон вскоре успокоился и не ругался матом, а вот писать стал стихи, да такие, что на его стихи композиторы из самого Краснодара песни сочинили. По всей Кубани народ поет, и думает что это народные казачьи песни.

   -  Все элементарно, - говорю я,- человек после такого стресса нашел выход своей энергии в другом, не в физической работе, а в творчестве, духовном созидании.

    Петр Иванович аж задрожал,

- Говоришь элементарно все, а как ты отнесешься к молодому поэту деду Гапону, которому сейчас более 94 лет, а он полон творческих планов. И главное не скрывает этого. Радуется как ребенок своим новым стихам.

-    Петр Иванович, дорогой, я сщитаю что это здорово, но ты сам сказал, что для медицины, как науки, он видимо понятен и они не хотят из этого делать сенсацию.

-    В том-то и дело, что для науки этот случай не является интересным. Подумаешь, человек через 20 лет заговорил, а под старость еще и поэтом стал, пусть хоть и местного значения, но стал.

        Ладно, Александрович, а хочешь, с одним человеком познакомлю, которого иностранные ученые хотят изучать и день и ночь. Они как мухи на мед на него навалились. И изучали все, расспрашивали, волосы с его большой шевелюры состригали, ногти с пальцев рук тоже, а с ног не смогли. Ножницы не берут, если пилой только. Ученые эти геронтологами были.

-    Петр Иванович, так в чем здесь изюминка таинственного?

-    Вот и ты туда же. Сначала посмотришь на этого человека, а потом в целом оценишь все чудо. Он основал Армянский Хутор после войны в 1945 году.

     А было это так. Прибыл в районный центр к нам армянин высоченного роста 2 метра 10 сантиметров! На вид лет 35 не больше. Назвался Назарян Ашот, холостой, по специальности кузнец.

    На одном из полевых станов между хуторами Красный Кут и Красный Яр он построил маленький дом.

    Работал за троих. Все шли к нему со своими просьбами. Он мог выковать все и даже больше. От плуга и до ограды, от подковы и до цветка. Районное начальство и медперсонал больницы были шокированы только одним, как так может быть, что молодой мужчина еще не женат. По крайней мере выглядел он очень молодым. Но на самом деле на тот период ему было 56 лет. Он был героем Гражданской и Великой Отечественной войн. Все, кто его знал по его боевому прошлому, удивлялись его храбрости и физической силе. В его маленьком доме, если места не хватало, он собирал друзей в большом дворе или в саду. В один из весенних дней приехал к нему председатель колхоза и попросил,

-    Ашот, покажи что-нибудь людям на празднике. Мне уже рассказали, что ты выступал в цирке до войны. Все, что тебе нужно для представления, мы предоставим.

    Так на майские праздники Ашот поднимал быка и носил его по кругу волейбольной площадки. Держал упряжку двух коней руками, да еще и подтягивал их к себе. Лошадей изо всех сил погоняли кнутами ездовые-казаки. Вызывались желающие побороться с Ашотом, но таких храбрецов так и не находилось.

    В один из таких праздников познакомился кузнец Ашот с молодой казачкой Татьяной. Ее не пугало, что Ашоту столько лет, сколько ее деду. Но ее дед действительно был дедом, а Ашот молодым мужчиной. Так после свадьбы молодожены Азаряны стали создавать свою семью. Приезжали к ним родственники Ашота, друзья, некоторые из них оставались и тоже строились. У Ашота все многочисленные родственники и друзья гуляли каждую  субботу и воскресенье, на каждый праздник. Слышались песни на русском, армянском, украинском и других языках. А какие были зажигательные танцы! Кругом шла голова, люди тянулись к семье Ашота и Татьяны. И такие люди всегда были помощниками участкового инспектора в наведении порядка, работалось легко и приятно.

    Татьяна практически каждый год рожала детей. Ашот носил ее на руках. Так у них родилось 14 сыновей и две дочери.

    Грищенко привел меня к Ашоту, познакомил. Ему на вид  было лет 60-65. Но трудно себе представить, что недавно ему исполнилось 100 лет!

    На вопрос, как Вам удается оставаться таким молодым, сказал:

-    А я в душе всегда молодой. На всех праздниках мы с женой танцуем и поем. У нас никогда не возникала мысль, что мы старые. Учим уже своих внуков и правнуков сельским специальностям, любви к земле, людям, животным, вообще к природе. Семья у нас огромная, большая часть хутора наши родственники. Все мы верим в бога, ходим в церковь, увлекаемся физкультурой, круглый год купаемся в местном пруду, пьем родниковую воду.

    Мне пришлось задать вопрос на счет болезней. Серьезных заболеваний не было. Только простуда, и то переносили ее на ходу.

-    Занимаемся закаливанием, а уж русскую баню любим до фанатизма. Никто не курит, а вот виноградное вино, шашлык, фрукты и овощи употребляем без ограничений. В семье у всех хороший аппетит, лентяев нет. Все работящие. Все живут в своих домах. Армянский Хутор сейчас один из самых красивых  населенных пунктов Кубани. Каждый дом имеет свои архитектурные особенности. Помогают дети Ашота и Татьяны в строительстве жилья своим родственникам, а также и в других местах. Строили и в Сибире, и в Армении, и даже во Франции. Теперь таких Армянских построек много. И в каждом из них есть частичка души и сердца долгожителя Ашота Азаряна, который разменял свой второй век жизни и является  первым поселенцем и строителем любимого Армянского Хутора на Кубанской земле».

    Закончил свой рассказ Сан Саныч, а я еще долго сидел неподвижно за последней партой в классе со своими мыслями. И мне тоже захотелось жить долго и оставаться молодым, и чтоб у меня тоже было много детей, и чтоб я тоже построил свой Хутор. Хутор своей мечты, Хутор своей жизни. И чтоб процветал он, и чтоб плодились внуки и правнуки. И чтоб трудились они в поте лица своего, на благо своих семей и на благо многострадального Отечества нашего. И чтоб не курили, и чтоб не пили, и чтоб в Бога верили. И чтоб каждый Божий Храм в душе своей построил, как долгожитель Ашот свой Армянский Хутор. И чтоб наполнялась земля наша такими Хуторами, и чтоб дружба и согласие были между народами нашей Великой Страны, и чтоб была она Великим Процветающим Хутором под названием «Великая Россия»!

 

Прикрепления:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block content

Вопрос священнику



Священник Московской патриархии РПЦ Дмитрий Ненароков


 

 



Copyright MyCorp © 2017 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО